Asqcharlotte.org

Документы и юриспруденция
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Министерство экономического развития Российской Федерации Деятельность Публичная нефинансовая отчетность

ikt@gik.ru

Минэкономразвития РФ разместило новую версию закона «О публичной нефинансовой отчетности»

23 мая 2018 года Минэкономразвития РФ разместило новую версию закона «О публичной нефинансовой отчетности» для публичного обсуждения на сайте regulation.gov.ru, который содержит требования к информации о деятельности компаний в области социальных и корпоративных отношений, экологии, охраны труда. Обсуждение продлится до 29 мая.

Закон, в случае его утверждения, сделает обязательным раскрытие нефинансовой отчетности для крупнейших российских компаний и госкорпораций. Пока регулярно публикуют нефинансовую отчетность менее четверти крупных российских компаний.

«Новая версия документа учитывает целый ряд поправок, которые были предложены в ходе первого раунда обсуждения, начавшегося в прошлом году, — рассказал источник, участвующий в разработке законопроекта, — В частности, она дополнена положениями о включении в публичную нефинансовую отчетность сведений и показателей в области предупреждения коррупции. В документ также включены новые определения видов документов: отчет о деятельности в области устойчивого развития, интегрированный отчет, отчет о деятельности в области предупреждения коррупции.»

Первыми, согласно законопроекту, составлять публичную нефинансовую отчетность по итогам 2019 года должны будут госпредприятия и компании с долей государства свыше 50%, у которых выручка или размер активов превышает 10 млрд рублей. Этот порог по сравнению с первой версией документа увеличен в два раза. Кроме того, от составления отчетности освобождены подконтрольные этим компаниям хозяйственные общества.

С 2021 года наступит очередь раскрывать нефинансовую отчетность для компаний, акции которых обращаются на биржах и включены в их котировальные листы. Возможность дальнейшего расширения круга этих компаний подзаконными актами исключена — из законопроекта изъяты положения о возможности составления правительством РФ перечня иных организаций, для которых составление публичной нефинансовой отчетности будет обязательным.

Перечень предусмотренных к раскрытию ключевых показателей публичной нефинансовой отчетности утверждается, согласно документу, правительством РФ.

Раскрывать публичную нефинансовую отчетность компании должны на своих сайтах, где она должна храниться не менее пяти лет, а не менее трех, как в прежней версии законопроекта. Кроме того, в документ включено положение о возможности размещения этой отчетности на сайте базы данных (реестра) публичных нефинансовых отчетов — это предложение было выдвинуто во время обсуждения.

«Размещение публичных нефинансовых отчетов в упомянутом в законопроекте реестре создаст дополнительную нагрузку на бизнес, — считает Дмитрий Оленьков, генеральный директор Службы раскрытия информации «Интерфакса», через которую более 2500 эмитентов публикуют корпоративную информацию. — Уже сейчас компании обязаны порой одну и ту же информацию размещать, предоставлять и сдавать несколькими разными способами. Было бы логично использовать вместо реестра уже имеющиеся механизмы сбора и раскрытия информации от компаний: например, Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц или сайты информационных агентств, уполномоченных Банком России на оказание услуг по раскрытию информации».

«Кроме того, компании, которые обязаны раскрывать годовые отчеты (публичные акционерные общества; компании, осуществившие публичное размещение облигаций; непубличные АО, имеющие более 50 акционеров), можно было бы обязать включать публичную нефинансовую отчетность в текст раскрываемого годового отчета и больше ничего в плане раскрытия от них не требовать, — считает Д.Оленьков.

Правительственная концепция ее развития обрастает популярными мерами

Результатами первого межведомственного согласования проекта правительственной концепции публичной нефинансовой отчетности стали перенос сроков введения требований обязательного раскрытия такой информации и их смягчение для крупных, в первую очередь государственных, компаний. Новый вариант документа с целью развития соответствующей практики компаний предполагает усиление роли Московской биржи, рейтингов устойчивого развития и средств массовой информации. Впрочем, каким образом это будет сделано, участники процесса пока не представляют. Эксперты рынка, в свою очередь, считают, что разработчики не видят комплексных задач, которые должен решать документ.

Согласование отсроченной ответственности

Проект правительственной концепции публичной нефинансовой отчетности, для доработки которого в мае 2016 года была создана специальная межведомственная группа в Минэкономики, прошел первый этап согласования, заметно изменившись (есть в распоряжении «+1») по сравнению с ноябрьской версией (см. +1). Так, сроки введения обязательного раскрытия информации о социальных и экологических результатах деятельности крупных государственных и частных компаний перенесены с 2020 года на 2023 год. Вместе с этим изменены критерии, по которым предполагается определять, какие компании будут обязаны составлять публичную нефинансовую отчетность. Напомним, концепцией предполагается, что обязательным раскрытие такой информации станет прежде всего для госкомпаний, компаний, где государству принадлежит более 50%. Распространить соответствующие обязательства на прочие предприятия в предыдущем варианте проекта документа предполагалось на последнем этапе его реализации — к 2020 году.

Речь шла о том, что после 2020 года публичную нефинансовую отчетность должны были представлять предприятия с активами свыше 15 млрд руб. или количеством работников более 5 тыс. человек. Теперь же для компаний, доля госсобственности в которых не превышает 50%, критерием предполагается сделать включение акций компании в котировальный список первого уровня Московской биржи. Актуальный вариант проекта концепции предполагает, что на такие компании обязательства публичного раскрытия нефинансовых показателей распространятся с 2021 года (согласно нынешнему варианту концепции, в 2021 году начнется третий этап ее реализации). При этом с 2023 года, то есть с началом четвертого этапа реализации концепции в нынешнем ее варианте, основанием для обязательного составления нефинансовой отчетности будет служить наличие компании в списках 500 крупнейших организаций по объему выручки и дохода согласно критериям ведущих российских рейтингов. К ним чиновники относят рейтинг РБК 500 «Весь бизнес России» и рейтинг «600 крупнейших компаний России» агентства RAEX.

Как отчетность российских корпораций догоняла мировые тренды

При этом круг госкомпаний и компаний с долей госсобственности не ниже 50%, которые подпадают под требования о публичном раскрытии финансовой информации, заметно сужен. На втором этапе (теперь стартует с 2019 года) реализации концепции в предыдущем варианте отчетность предполагалось сделать обязательной для ГУПов, МУПов и компаний с долей госсобственности выше 50%, сумма активов которых за отчетный год превышает 3 млрд руб. или с числом занятых более 2 тыс. человек. Теперь же на втором этапе предполагается обязать отчитываться лишь ГУПы и компании с 50-процентной долей госсобственности. При этом пороговая сумма активов для последних повышена до 10 млрд руб., а число занятых — 4 тыс. человек.

На третьем этапе реализации концепции в ее предыдущем варианте (предполагалось, что он начнется уже в 2017 году) отчетность обязаны были бы представлять ГУПы, МУПы и компании с 50-процентным госучастием, число работников в которых превышает 1 тыс. человек, а сумма активов за отчетный год — 1 млрд руб. После последних согласований на третьем этапе соответствующие требования распространяются на ГУПы и компании с 50-процентной долей госсобственности в том случае, если их активы за отчетный год превышают 5 млрд руб., а количество работников — 2 тыс. человек. Муниципальные унитарные предприятия в новом варианте концепции будут исключены из списка структур, обязанных представлять нефинансовую отчетность. Также исчезла из нынешнего варианта и предусмотренная прежде такая обязанность для компаний с 50-процентной госдолей, чьи акции включены во второй котировальный список Московской биржи.

Заметим, что на последнем этапе согласования с заинтересованными ведомствами к проекту концепции не обнаружилось замечаний у МИДа и Минтруда. Минфин, в частности, предложил уточнить некоторые термины, включить ссылки на международные документы (в том числе на резолюцию ООН «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития до 2030 года»), а также увязать концепцию с законом «О защите окружающей среды» и Трудовым кодексом. Эти замечания учтены в нынешнем варианте проекта документа. Помимо этого Минфин и Минэнерго отметили целесообразность проведения процедуры оценки регулирующего воздействия (ОРВ) документа. Однако Минэкономики возражает против этого, указывая, что концепция выйдет в виде распоряжения правительства, а значит, не будет относиться к нормативно-правовым документам, нуждающимся в ОРВ.

Поднять отчетности рейтинг

Текущий вариант проекта документа уделяет значительное внимание дополнительным негосударственным инструментам стимулирования нефинансовой отчетности. В частности, на первом, подготовительном этапе разворачивания концепции в 2017–2018 годах, когда требования об обязательной публикации данных еще не вступают в силу, среди таких мер значится «развитие регулярной практики использования авторитетных в деловом сообществе рейтингов в области устойчивого развития и социальной ответственности».

Как этика в отношении поставок меняет глобальные производственные процессы

На просьбу «+1» пояснить, каким именно образом рейтинги могут послужить раскрытию нефинансовой информации, в Минэкономики пояснили: «В России развитие таких инструментов находится в стадии становления. В число известных и авторитетных используемых в российской практике индексов и рейтингов устойчивого развития, социальной ответственности, в основе которых лежит анализ публичной нефинансовой отчетности, входят: эколого-энергетические рейтинги “Интерфакс-ЭРА”, экологический рейтинг WWF России, рейтинги корпоративного управления, комплексные индексы РСПП в области социальной ответственности, открытости и устойчивого развития, учитывающие ключевые воздействия и результаты деятельности организаций». Также в министерстве пояснили, что для усиления роли рейтингов как инструментов независимой внешней оценки предполагается задействовать ПАО «Московская биржа ММВБ-РТС», средства массовой информации, объединения работодателей и деловые ассоциации, а также органы власти. Это должно по замыслу чиновников «повысить внимание к результатам оценки и их использованию». Таким образом, органы власти, по-видимому, должны будут учитывать результаты рейтинга устойчивого развития компаний при взаимодействии с ними.

Читать еще:  Финансовый консалтинг; что это такое? Задачи, функции, ТОП-5 компаний

В Московской бирже ММВБ-РТС затруднились прокомментировать свою возможную роль в данном процессе. Однако вице-президент консалтингового агентства EmCo Александр Брискин отмечает, что некоторые мероприятия Московской биржи (в частности, проведение конкурса годовых отчетов, где учитываются в том числе отчеты о корпоративной социальной ответственности бизнеса) так или иначе привлекают внимание к нефинансовой отчетности. Директор центра КСО Московской международной высшей школы бизнеса Светлана Герасимова относится к достижениям Московской биржи сдержанно. Она говорит, что Московская биржа сейчас практически единственная из крупных мировых площадок, которая не предъявляет требований к раскрытию нефинансовой информации компаний в качестве условия для премиум-листинга.

В предыдущей версии проекта концепции в ряду других мер упоминалось и о составлении особых рейтингов. В частности, речь шла об учете социальных и экологических результатов компании при государственных и муниципальных закупках. Однако теперь упоминание об этом исчезло. Роль средств массовой информации в привлечении внимания к инструментам внешней оценки соответствия компаний целям устойчивого развития по сравнению с предыдущим вариантом документа также изменилась. Если ранее говорилось о создании единственного информационного ресурса для ее поддержки, то теперь речь идет о «развитии информационных ресурсов, посвященных публичной нефинансовой отчетности, ее независимой оценке, социальной ответственности и устойчивому развитию». В Минэкономики не стали подробно комментировать вопрос «+1» о том, каким образом государство планирует способствовать появлению подобных информационных ресурсов, сообщив лишь, что «вопрос прорабатывается».

«Лучше, чем ничего»

Появление в России концепции развития публичной нефинансовой отчетности вписывается в общемировую тенденцию, когда соответствующие инструменты получают развитие благодаря введению государством обязательного раскрытия соответствующих данных для части бизнеса. «В целом это глобальная тенденция,— поясняет руководитель группы по оказанию услуг в области корпоративного управления и устойчивого развития аудиторской компании КПМГ в России и СНГ Игорь Коротецкий.— Например, в ЕС принята директива о нефинансовой отчетности, обязывающая крупные публичные компании раскрывать в своих годовых отчетах информацию по вопросам защиты окружающей среды, социальным вопросам, правам человека, противодействию коррупции, гендерному равенству и др.». В Южной Африке Биржа Йоханнесбурга ввела в правила листинга требование о раскрытии информации в форме интегрированного отчета или раскрытие информации о несоблюдении этого требования, добавляет он. По данным регулярных исследований КПМГ, с 1999 по 2015 год доля компаний из списка 250 крупнейших мировых предприятий, раскрывающих нефинансовую отчетность, увеличилась с 35% до 92%.

Почему госкомпании избегали социальной ответственности

Глобальные тенденции так или иначе будут стимулировать крупнейшие российские компании подтягивать качество раскрытия нефинансовых данных, считает господин Коротецкий. По его мнению, один из недостатков разрабатываемого сейчас документа — отсутствие четкого понимания цели, ради которой планируется развивать нефинансовую отчетность в России. «Из общения с коллегами в Европе у меня сложилось понимание, что регулятор реагирует на два запроса: запрос от общества и запрос от инвесторов. Общество волнует вопрос ответственности корпораций, однако второй запрос идет от инвесторов, оценивающих долгосрочную стратегию и бизнес-модель. В этой связке и идет обсуждение и развитие стандартов»,— говорит эксперт. В России же сильные рыночные стимулы для подготовки нефинансовой отчетности со стороны инвесторов отсутствуют, поэтому правительство ставит цель главным образом ответить на запрос о повышении ответственности компаний перед обществом. «Задача заключается не только в обеспечении ответственности, а скорее в создании условий для долгосрочного развития бизнеса, интеграции вопросов охраны труда, окружающей среды, промышленной безопасности, социального благополучия в регионах присутствия, развития кадрового потенциала и других вопросов в стратегию и бизнес-модель компании»,— замечает Игорь Коротецкий.

Отсутствие комплексного понимания задач нефинансовой отчетности разработчиками видится существенным недостатком в работе над концепцией и Светлане Герасимовой: «К сожалению, у нас решили начать именно с введения обязательной отчетности, хотя первым шагом в такой работе должна стать работающая стратегия устойчивого развития, где свое место заняла бы и нефинансовая отчетность. Но и это лучше, чем ничего».

ЧТО ТАКОЕ ПУБЛИЧНАЯ НЕФИНАНСОВАЯ ОТЧЕТНОСТЬ?

В мае 2017 года Дмитрий Медведев утвердил Концепцию развития публичной нефинансовой отчетности[4].

[1] Первая компания в России, которая занимается PR-продвижением темы охраны труда, а также является подрядчиком подготовки нефинансовых отчетов.

[2] Проект Федерального закона «О публичной нефинансовой отчетности» (далее — проект Закона о публичной нефинансовой отчетности; законопроект): https://clck.ru/PMWBp.

[3] Резолюция ООН «Преобразование нашего мира: повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года».

[4] Утверждена Распоряжением Правительства РФ от 05.05.2017 № 876-р: https://clck.ru/Nrehn.

С. Мальцева,
генеральный директор агентства MALTILOG

Материал публикуется частично. Полностью его можно прочитать в журнале «Санэпидконтроль. Охрана труда» № 4, 2020.

Список литературы

  1. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года
  2. Акимова Т.А. Экономика устойчивого развития [Текст]: уч. пособие / Т.А. Акимова, Ю.Н. Мосейкин. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2009. – 430 с.
  3. Володин С.Н., Казакова Ю.В., Нефинансовая отчетность в РФ: проблемы и пути решения // Управление корпоративными финансами. – 2016. — № 02(68)
  4. Ефимова О.В. Отчетность об устойчивом развитии компании: оценка информационных потребностей пользователей / О.В. Ефимова // Вестник РУДН, серия Экономика. – М. — 2012, № 4.- С. 5
  5. Хмелева Е.Н. Правовые аспекты: состояние правового поля и правовой практики // Устойчивое развитие в России. – Спб. – 2013. – С.19
  6. Чалдаева Л.А., Красикова А.С. Нефинансовая отчетность в России: проблемы становления и развития компаний / Л.А. Чалдаева, А.С. Красикова // Журнал «Финансы и кредит». – М. — 2015. — № 13.
  7. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности компаний [Электронный ресурс] / Национальный Регистр и Библиотека корпоративных нефинансовых отчетов. – 2016. — Режим доступа: http://рспп.рф/simplepage/157
  8. Исследование корпоративной прозрачности российских компаний [Электронный ресурс] // Российская Региональная Сеть по интегрированной отчетности . – 2015. -Режим доступа: http://transparency2014.downstream.ru/#/ru
  9. Исследование отчетности российских компаний в сфере КСО и устойчивого развития // EM.CO. – М. – 2015.
  10. Информационный ресурс Investfunds [Электронный ресурс] / — Режим доступа: http://stocks.investfunds.ru

Создание электронного архива по направлению «Науки о Земле и энергетика»

  • 29 октября 2020

Электронное периодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

Бюллетень Счетной палаты №8 (273) 2020 г.

Тема номера – управление федеральным имуществом

Представляя номер. Андрей Батуркин

Новый выпуск Бюллетеня посвящен вопросу управления федеральным имуществом, а именно управлению организациями с участием государства и дивидендной политике Российской Федерации.

Нам бы хотелось результатами этой проверки привлечь внимание не только со стороны государства, но и гражданского общества к этой непростой теме, так как федеральное имущество является важной частью ресурсов государства и от того насколько эффективно оно используется во многом зависит социально-экономическое развитие страны.

Сегодня у нас уже есть первые результаты той большой работы, которую Счетная палата запланировала в сфере анализа управления федеральным имуществом. Мы ставили цель – понять, как государственное корпоративное управление направлено на достижение национальных целей, как решения по управлению АО и ФГУП влияют на результаты деятельности этих организаций, а, следовательно, и на доходы федерального бюджета.

С полной версией можно ознакомиться в специальном разделе

Отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия

Анализ выявил ряд системных проблем в сфере управления организациями с госучастием, в том числе недостаточное правовое регулирование этой сферы и пробелы в дивидендной политике.

Одна из проблем – отсутствие достоверной информации о количестве АО и ФГУП, подконтрольных государству. В настоящее время единственной системой, которая агрегирует информацию о количестве АО и ФГУП, является ФГИАС «Единая система управления государственным имуществом» (ФГИАС ЕСУГИ), за ведение которой отвечает Росимущество. Однако сведения этой системы не совпадают с аналогичными данными других информационных ресурсов (Росстат и ФНС России).

Нет полноценной информации и о результатах финансовой деятельности организаций с госучастием. Так, Минэкономразвития России в свои отчеты для Правительства Российской Федерации включает сведения только о деятельности 10 крупнейших АО. Это всего 1 % от их общего количества. В результате более 90 % АО находятся в «серой зоне» и их деятельность никак не анализируется. При этом выборочный анализ материалов по этим АО показал, что многие из них нестабильны или имеют отрицательную динамику.

Отдельная проблема – ведомственное закрепление ФГУП и АО. Проверка показала, что единых принципов в этом вопросе не установлено. В результате некоторые предприятия и общества закреплены за ведомствами без учета их отраслевой специфики. Например, за Минобрнауки России числятся 114 сельскохозяйственных предприятий. Кроме того, есть так называемые ФГУП «без ведомственной принадлежности». По факту ими управляет Росимущество, но при этом не отражает информацию о таких предприятиях в бюджетной отчетности о финансовых вложениях.

Не урегулированы вопросы дивидендной политики. В частности, отсутствуют общие подходы к определению размера чистой прибыли и дивидендов, перечисляемых в доход федерального бюджета. Не решены вопросы применения разных систем финотчетности при расчете размера дивидендов – международной (МСФО) и российской (РСБУ). В целом в 2017–2019 годах поступления в федеральный бюджет от прибыли и дивидендов организаций с госучастием росли: по ФГУП они увеличились на 30,4 % за три года, по АО – на 75,7 %. При этом доходы от АО многократно превышают доходы от ФГУП – 1 трлн рублей против 19,5 млрд рублей за три года.

Читать еще:  Расчет и выплата дивидендов в 2020 году

Счетная палата также обратила внимание на существенный рост задолженности по перечислению в бюджет доходов от прибыли ФГУП: за три года она выросла в 3,7 раза – с 192,5 млн рублей до 718,2 млн рублей. Это свидетельствует о снижении качества администрирования этих доходов.

Таким образом, система корпоративного управления организациями с госучастием несовершенна и нуждается в доработке. Есть и проблемы недостаточного нормативного регулирования и контроля. Достоверный и полный учет ФГУП и АО с госучастием в настоящее время не ведется. Уполномоченные органы со стороны государства формально относятся к возложенным обязательствам по управлению ФГУП и АО и аудиту результатов их деятельности. Нет единых подходов к определению размера чистой прибыли и дивидендов, которые эти организации должны перечислять в федеральный бюджет. В результате это приводит к вариативности дивидендных выплат: в 2017–2020 годах дивиденды крупнейших АО составляли от 1,7 до 190 % их чистой прибыли.

С полной версией можно ознакомиться в Бюллетене

Официальная позиция

  • Алексей Павлов, заместитель руководителя Федерального агентства по управлению государственным имуществом

«Развитие корпоративного управления в хозяйственных обществах и федеральных государственных унитарных предприятиях является одной из ключевых задач Росимущества.

Агентство детально прорабатывает все рекомендации Счетной палаты Российской Федерации, взаимодействие ведомств всегда проходит в конструктивной атмосфере. В отчете содержатся предложения, позволяющие повысить качество корпоративного управления и формирование дивидендной политики в отношении обществ с государственным участием. Росимущество, в том числе опираясь на результаты проверочных мероприятий Счетной палаты Российской Федерации, совместно с Минфином России работает над созданием цифровых методов контроля исполнения поручений Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, проведением корпоративных мероприятий хозяйственных обществ, проводят анализ финансово-хозяйственной деятельности госкомпаний.

В вопросе корпоративного управления госкомпаниями федеральными органами исполнительной власти, реализующими государственную политику в сфере управления государственным имуществом в соответствующих отраслях экономики, Росимущество придерживается следующей позиции. Концентрация управления акционерными обществами у одного федерального органа власти, осуществляющего одновременно права акционера и отраслевого регулятора, способствует возникновению конфликта интересов при принятии решений, которые могут не в полной мере соответствовать принципам и долгосрочным целям деятельности акционерного общества. Это противоречит и лучшему международному опыту (в частности, принципам корпоративного управления G20/ОЭСР), в соответствии с которым необходимо четкое разделение функций по управлению государственным имуществом и иных функций, которые могут повлиять на рынок и условия конкуренции, в частности, функций регулирования рынка. Для эффективной реализации государством прав акционера необходимо четкое разделение процесса формирования государственной политики в соответствующей отрасли и процесса корпоративного управления акционерными обществами. Такой подход поддерживается Минфином России. В настоящее время собираются мнения отраслевых министерств и ведомств».

С полной версией можно ознакомиться в специальном разделе

Экспертное мнение

  • Юрий Симачев, Директор по экономической политике НИУ ВШЭ

«Для России характерен существенный уровень участия государства в экономике, который оценивается в широких пределах от 35 до 70 % в зависимости от методики подсчета. В чем более едины эксперты – это в том, что масштабы прямого участия государства в российской экономике за последние 10 лет заметно возросли. В то же время после совокупности экономических кризисов, прежде всего, 2008–2009 годов, взгляды во всем мире на допустимый уровень участия государства в экономике стали более терпимыми: считается, что в период кризисов государство может более активно «входить» в экономику, но в периоды посткризисного развития важно сокращать государственное участие.

Наличие компаний с государственным участием, масштабы и направленность их деятельности в той или иной стране – это, прежде всего, следствие понимания провалов рынка и возможностей их компенсации через прямое участие государства в экономике, а также использования госсектора для решения задач стратегического развития. Конечно, чрезмерное и грубое участие государства в экономике может порождать, в свою очередь, уже провалы государства (коррупция, конъюнктурность решений, замещение частных средств государственными). Эти провалы, с одной стороны, следствие фундаментального противоречия в сочетании на уровне отдельных компаний госсектора функций законодателя и регулятора, выгодоприобретателя и участника хозяйственных отношений, а с другой стороны, следствие недостаточно развитых и прозрачных механизмов управления государственной собственностью».

  • Хвича Харчилава, член Национального реестра независимых директоров при РСПП

«Политика тотальной приватизации в отношении компаний, не являющихся организациями, в отношении которых позиция акционера по отдельным вопросам определяется Правительством Российской Федерации, в условиях ненадлежащего хозяйственного ведения приводит к возникновению рисков недополученной прибыли казны Российской Федерации в результате такой приватизации. При этом факт участия государственных служащих в составах советов директоров таких компаний или же напротив увеличение числа независимых директоров не оказывает существенного влияния на сохранение инвестиционной привлекательности основной массы активов. Как указано в одном из выводов, не выявлено взаимосвязи между достижением в 2016–2019 годах показателей госпрограммы и повышением эффективности управления АО.

Возникает острая необходимость в системном подходе к определению перечня компаний и ФГУП, сохранение участия в которых необходимо в силу объективных причин. Следует отметить, что формирование прогнозного плана приватизации не решает поставленной задачи, поскольку требуется как проведение качественного аудита федерального имущества на предмет его сохранности, так и экспертная оценка активов с точки зрения необходимости их сохранения в ведении государства. Данный вопрос может являться предметом отдельного анализа Счетной палаты. Подходы к управлению государственными активами не должны варьироваться в зависимости от потребности в реализации конкретным федеральным органом исполнительной власти задач отдельного плана или программы».

  • Светлана Солянникова, руководитель Департамента общественных финансов ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»

«Государство, выполняя законодательные и регуляторные функции по отношению к бизнесу, одновременно является крупным акционером и учредителем коммерческих организаций. Однако цели участия государства в капитале могут быть противоречивыми и не всегда носят экономический характер. При этом качественное управление государственными активами в современных условиях должно обеспечивать не только рост доходов бюджетов публично-правовых образований, но и достижение целей государственной политики, а также максимизацию стоимости принадлежащих государству финансовых активов и имущества в долгосрочной перспективе (с учетом принятия разумной степени риска)».

  • Ирина Беляева, научный руководитель Департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Факультета экономики и бизнеса «Финансового университета при Правительстве Российской Федерации», д.э.н., профессор

«Вопросы корпоративного управления, как отмечается, отражены в методических документах Правительства Российской Федерации, Банка России, а также Минэкономразвития России и Росимущества, носящих рекомендательный характер. Заметим, что принципы корпоративного управления и должны носить рекомендательный характер. Корпоративное управление – это следование международному стандарту, отражение инвестиционной привлекательности компании. Большой вопрос, нужно ли предъявлять одинаковые требования ко всем организациям подряд, особенно непубличным. Вот когда компания позиционирует себя как публичная, начинается другая история и возрастают требования к открытости и прозрачности финансово-экономической деятельности. Тогда и возникает необходимость ориентации на Кодекс корпоративного управления. Цель и предназначение корпоративного управления – обеспечить защиту интересов собственника с помощью коллегиального принятия решений и организации корпоративного контроля за деятельностью менеджмента по обеспечению сохранности и эффективности управления акционерной собственностью. Вот почему акционирование может способствовать решению проблем эффективного использования собственности. Однако выстраивание качественной системы корпоративного управления – дорогостоящий и сложный процесс, требующий соблюдения всех корпоративных процедур. Как следует из приведенного материала, АО с государственным участием нуждаются в качественном корпоративном управлении, налаживании системы корпоративного контроля, повышении роли независимых директоров».

С полной версией можно ознакомиться в специальном разделе

Нефинансовая отчетность

Что это такое? Появление нефинансовых отчетов тесно связано с общим развитием концепции корпоративной ответственности или устойчивого развития. Сразу же следует заметить: здесь, как и в «материнской» теории, наблюдается некоторая терминологическая…

Что это такое?

Появление нефинансовых отчетов тесно связано с общим развитием концепции корпоративной ответственности или устойчивого развития. Сразу же следует заметить: здесь, как и в «материнской» теории, наблюдается некоторая терминологическая нестабильность.

Термин «нефинансовая (корпоративная) отчетность» не является общепризнанным, более того, ряд экспертов возражают против его использования, считая его неточным. Тем не менее, по аналогии с термином «нематериальные активы» экспертное сообщество использует именно выражение «нефинансовая отчетность» (часто опуская слово «корпоративная») как обобщенное название отчетов социальных, экологических, в области охраны труда и здоровья, в области корпоративного гражданства, по триединому итогу, в области устойчивого развития и т.д.

Исторический экскурс

Историю нефинансовой отчетности можно условно разделить на три этапа в зависимости от того, какую основную функцию выполняли отчеты.

Отчет как средство информирования

Первые практические попытки составления отчетов были предприняты в Европе в 70-х годах XX века. Такие раритетные тексты сейчас можно найти лишь в архивах компаний. Это были небольшие по объему документы, посвященные ограниченному кругу вопросов, в которых компании объясняли целевой аудитории, что и почему они делали. Нередко эти публикации появлялись в связи с конфликтными ситуациями, возникавшими либо внутри компании (среди работников, с участием профсоюзов), либо снаружи (претензии, предъявленные общественными организациями, жителями тех или иных территорий, критические выступления в прессе).

Читать еще:  Как перевести деньги со сберегательного счета на карту Сбербанка

Эти отчеты редко имели четкую периодичность, как правило, в них не просматривалась преемственность содержания и т.д.

Информационная функция нефинансовых отчетов остается одной из важнейших, но сейчас она основательно дополнена другими стратегическими задачами.

Отчет как средство PR или системы коммуникаций

По мере того, как развивалась методология отчетности, а содержание отчетов становилось все более разнообразным, они начали активно использоваться компаниями в целях PR. Стремление прорекламировать свои достижения было настолько естественным и заразительным, что на этой стадии нефинансовая отчетность «застряла» надолго. Неумеренность в подобных действиях привела к появлению «антиотчетов» — документов, высмеивающих приемы, с помощью которых компании пытались убедить публику в том, что они «белые и пушистые».

Несмотря на призывы экспертного сообщества отказаться от такого подхода, едва ли PR-функция отчетов будет утрачена и в будущем, однако надо признать, что сегодня компании с большим опытом отчетности гораздо более тонко и аккуратно используют отчеты в этих целях.

По мере конвергенции теории стейкхолдеров и концепции корпоративной ответственности, все чаще звучали предложения использовать отчет как средство обратной связи с заинтересованными сторонами. Коммуникативная функция оказалась гораздо продуктивнее, чем только PR, и сегодня обязательно принимается во внимание при разработке концепции отчета.

Отчет как средство планирования и оценки деятельности

В 90-х годах сформировался подход, согласно которому деятельность в области корпоративной ответственности или устойчивого развития должна иметь системный характер, т.е. управляться так же, как и другие бизнес-процессы. Многие крупные компании разработали собственные системы управления этой деятельностью. Именно тогда определилась важнейшая внутренняя функция нефинансовых отчетов – это инструмент планирования и оценки деятельности.

Мотивы отчетности

Сегодня идея нефинансовой отчетности, как правило, поддерживается следующими наиболее часто приводимыми аргументами, важными с точки зрения внутренних задач компании.

Инвесторы и управляющие компании, особенно ограниченные в выборе объектов или инструментов инвестирования (такие как зарубежные пенсионные фонды), обязаны принимать во внимание все риски, связанные с объектом инвестирования, а также стремиться к тому, чтобы инвестиции не только выполняли свою основную задачу (повышали стоимость капитала), но и работали на благо общества. Позже из этого аргумента возникли различные инициативы социально ответственных инвесторов (например, Principles for Responsible Investment (PRI).

Для компаний, работающих с такими инвесторами, или компаний, акции которых свободно обращаются на финансовых рынках, пришло время принимать их аргументы всерьез.

Изменения в глобальной экономике поставили на повестку дня вопрос о более точной оценке стоимости компаний, так как в современных условиях компания может создавать не только ценности, которые относительно точно определяются с помощью международных систем бухгалтерского учета, но и дополнительную стоимость, не поддающуюся такой оценке. Разработка системы такой оценки – задача будущего, но нефинансовая отчетность является шагом в это будущее.

Наконец, наиболее прагматичный аргумент – если деятельность в какой-либо области ведется, ее результаты следует измерять и оценивать, иначе эта деятельность может обернуться непредвиденными убытками.

Немаловажным фактором, повлиявшим на тенденции в сфере нефинансовой отчетности, стало и то, что на концепцию устойчивого развития обратили внимание заинтересованные стороны – законодатели, исполнительная власть, профсоюзы, участники рынков и т.д. В результате требования внешней по отношению к компании среды начали меняться, и игнорировать их становится все труднее. Вот лишь некоторые примеры.

В ряде стран компании обязаны предоставлять (в разном объеме и формате) сведения, имеющие непосредственное отношение к задачам корпоративной ответственности и устойчивого развития (Франция, Швеция, Дания, Голландия, Норвегия, Великобритания, Австралия). Как правило, под действие этих законов подпадают наиболее крупные национальные компании, компании, акции которых продаются на бирже, а также компании с государственным участием.

На уровне Европейского Союза приняты законодательные акты, повлиявшие в итоге на технологии производства ряда продуктов (например, в автомобильной и авиастроительной отраслях, металлургии, химической промышленности и т.д.). Поскольку основные для бизнеса компании процессы взаимосвязаны (например, изменение технологий влечет изменение рынка труда, с одной стороны, и структуры спроса — с другой), с помощью нефинансовых отчетов можно смягчить и объяснить неминуемые последствия.

Появилось большое количество добровольных инициатив, в которых участвуют не только компании, но и государства, политические силы, общественность. Вот лишь некоторые из такого рода инициатив:

  • Декларация ОБСЕ по международным инвестициям и наднациональным корпорациям» (1976);
  • Международная конвенция по предупреждению коррупции в развивающихся странах (ОБСЕ, 1997);
  • Глобальный договор (ООН, 2000);
  • Международная инициатива по прозрачности добывающих отраслей (2003) и др.

Даже если сама компания не пожелала присоединиться к той или иной инициативе (равно как и Россия как государство), это не страхует ее от возможных требований открытости и подотчетности со стороны тех групп, которые в этих инициативах участвуют (ярким примером может служить Международная инициатива по прозрачности добывающих отраслей). Явной тенденцией последнего времени стало изменение характера отношений в такого рода инициативах: теперь недостаточно просто стать «подписантом» той или иной конвенции или соглашения; многие инициативы предполагают обязательную отчетность своих участников.

Перспективы

Судя по тому, как развивается нефинансовая отчетность в разных странах, этот феномен не собирается прекращать свое существование. Наиболее яркий и свежий пример – Китай, где за четыре года (с 2005 по 2008 годы) количество опубликованных отчетов возросло с девяти до 130 (для сравнения в России за тот же период динамика выглядит иначе: с 25 отчетов в 2004 году до 17 — в 2008-м). Исследователи нефинансовой отчетности уверены: в будущем благодаря всем компаниям и организациям, выпускающим отчеты, а также другим участникам процесса создание и функционирование нефинансовых отчетов будет технологичным и гораздо более эффективным для заинтересованных сторон.

Новый министр и старые задачи

В ноябре 2016 на должность министра экономического развития назначен Максим Орешкин. Он убежденный сторонник бюджетного правила, и считает, что увеличение инвестиций в экономику само по себе не приводит к росту ВВП. Эксперты прогнозируют два варианта развития событий. Либо на посту министра экономики его позиция изменится, либо МЭР окончательно утратит свои позиции.

Действующий министр экономического развития Максим Орешкин, род.21.07.1982 года.

Однако Правительство и Президент, назначая бывшего замминистра финансов руководить экономикой, ожидают от него нового эффективного подхода к решению задач макроэкономического развития. Они перед ним уже поставлены.

  1. Вернуть Министерству главную роль в составлении макроэкономических прогнозов, так как по факту эти вопросы сейчас решают Минфин и ЦБ.
  2. Сосредоточить усилия на поддержке эффективных отраслей промышленности, и сократить инвестиции в убыточные.
  3. Усилить влияние на региональные власти с целью переориентировать их на поддержку предпринимательства.
  4. Создать инструменты активизации торговых представительств за рубежом с целью расширения экспорта, и продвижения российских товаров.
  5. Провести реформирование налоговой системы в ближайшие 2 года.
  6. Прекратить споры с Минфином по поводу федеральных целевых и инвестиционных программ, законодательно оформив последние как инструмент бюджетного механизма.

Каким станет Министерство экономического развития, и как это повлияет на будущее страны — покажет время. Интересно, что не оправдались прогнозы некоторых политиков и экономистов об объединении двух министерств. Такое в истории уже было — недолгий период в 1991 – 1992 годах. Однако многие из них все же считают, что тесная «кооперация» МЭР и Минфина служит началом периода длительного застоя в экономике.

Для кого правила о нефинансовой отчётности обязательны

У организации есть 30 дней с даты утверждения отчётов на их «заливку» на сайт. И здесь они должны провисеть минимум 5 (!) лет.

На остальные коммерческие и некоммерческие организации, любые органы власти, а также ИП, новый закон не распространяется. Но его можно применять в добровольном порядке.

КатегорияС какого периода начинать
Госкомпании

ГУПы (выручка 10 млрд руб. и больше)

Хозобщества с госучастием не менее 50% и выручкой 10 млрд руб. и больше

Иные хозобщества, акции которых обращаются на организованных торгах через списки котировок

Меры в регионах по поводу дистанционного обучения с 9 ноября

Недавно распространились слухи, что по примеру Москвы вводится со 2 ноября дистанционное обучение в России. Дистанционное обучение в ноябре 2020 года в Москве действительно введено, но не для всех школьников, а только старших классов, с 6 по 11. Принятие указа №100-УМ от 14.10.2020 г. Сергей Собянин объяснил необходимостью обезопасить старших учеников, более подверженных вирусу. 28.10.2020 г. мэр Москвы сообщил о том, что дистанционно их обучение будет продолжено по 8 ноября.

Ни один из регионов пока не объявил о полном переходе на удаленное обучение. Если такая мера и применяется, то в исключительных случаях. Так, в Краснодарском крае еще в сентябре сразу 3 школы были переведены на дистанционное обучение из-за обнаружение пневмонии у школьников. Остальные школы продолжили обучение в стандартном порядке. Губернатора Кузбасса перевел все школы на дистанционку, но только до 22 ноября.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector
×
×