Asqcharlotte.org

Документы и юриспруденция
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Основные направления бюджетной политики на 2020-20212020-2021 год

Об основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики в 2020-2022 гг.

Накопление профицита бюджета будет продолжено

В 2020-2022 гг. Минфин планирует сохранить профицит практически во всех компонентах бюджетной системы – не только в федеральном бюджете, но и в бюджетах субъектов РФ, а также отдельных внебюджетных фондах (см. табл. 1). Учитывая, что предварительные оценки Минфина относительно доходов и профицита нередко оказываются заниженными, можно ожидать, что в действительности профицит бюджетной системы окажется выше этого уровня. Иными словами, в планах министерства – продолжить накопление средств, невзирая на то, что стратегические цели и задачи социально-экономического развития подразумевают, напротив, активное расходование средств на инвестиционные цели.

Таким образом, хотя планы по финансированию национальных проектов предполагают активное бюджетное стимулирование экономики, факт сохранения профицита бюджетов свидетельствует о том, что планируемые изъятия (прежде всего в форме налогов, страховых взносов и пошлин) окажутся выше расходов.
Важно отметить, что и сами расходы бюджета на предстоящие годы не претерпят резких изменений. Так, согласно «Основным направлениям…», суммарные расходы бюджетной системы должны увеличиться с 34,1% ВВП в 2019 г. до 34,6% в 2022 г., а расходы по разделу «Национальная экономика» – с 4,6% ВВП в 2019 г. до 4,8% ВВП в 2022 г.

Такое положение дел связано с тем, что существенная часть расходов, относимых сейчас к расходам по национальным проектам, по сути, представляет собой текущие расходы по соответствующим статьям или программам, которые финансировались бы и в отсутствие нацпроектов как таковых.

Фискальная нагрузка на экономику будет снова расти

Несмотря на то, что в «Основных направлениях…» много внимания уделяется национальным целям развития (таким как вхождение России в пятерку ведущих стран мира, повышение производительности труда, увеличение объема инвестиций до 25% ВВП и т.д.), фактически целый ряд предложений Минфина указывает на рост фискальной нагрузки на экономику.

При этом Минфин признает, что налоговая нагрузка на экономику в последние годы уже повысилась. По данным Минфина, если в 2015 г. налоговые доходы бюджета составили 28,97% ВВП, то в 2018 г. – уже 32,72% ВВП (стр. 71). Следует ожидать, что по итогам 2019 г. этот показатель станет еще выше (учитывая повышение НДС до 20%, а также индексацию акцизов, страховых взносов, продолжение роста нагрузки по имущественным налогам и т.д.). Такая же тенденция, судя по «Основным направлениям…», будет продолжена и в 2020-2022 гг., причем в отношении и бизнеса, и населения. В частности, Минфин планирует продолжить индексацию акцизов и страховых взносов, осуществить перевод более широкого круга объектов имущества на налогообложение по кадастровой стоимости (стр. 78), а также ввести новый туристический сбор (стр. 84), который должен иметь более широкое применение, чем существующий сейчас курортный сбор.

Минфин призывает к пересмотру налоговых стимулов, используя завышенные оценки выпадающих доходов бюджета

В планах Минфина на 2020-2022 гг. – пересмотр так называемых «налоговых расходов», то есть налоговых льгот и преференций на федеральном, региональном и местном уровне. В «Основных направлениях…» (стр. 44-45) указано, что в целом по России действует более 3,5 тыс. федеральных и региональных льгот и преференций, которые, как оценивает Минфин, приведут в 2019 г. к недополучению доходов бюджета на сумму 4077,3 млрд. руб. По оценке ведомства, к 2022 г. эта сумма достигнет 4576,8 млрд. руб.

Однако судя по комментариям Минфина к этим оценочным данным, для оценки «налоговых расходов» ведомство применяет крайне упрощенный подход: выпадающие доходы от льгот и преференций оцениваются на основе существующей налоговой базы, без учета того, что в отсутствие предоставленных стимулов налоговая база оказалась бы ограничена. Например, «налоговые расходы» бюджета по освобождению экспортеров от НДС оцениваются как сумма НДС, которую уплатили бы эти экспортеры, если бы такого освобождения у них не было. Однако при этом совершенно упускается из виду сама суть налоговых стимулов: те же экспортеры при отсутствии освобождения от НДС не смогли бы экспортировать такой же объем товаров и услуг, так как ценовая конкурентоспособность этой продукции была бы существенно снижена.

В целом, такие оценки «налоговых расходов» и призывы к их пересмотру отражают один из фундаментальных принципов работы Минфина – преобладание бухгалтерского подхода к бюджету и фискальной политике. В рамках этого подхода основное внимание сосредоточено на формировании текущих доходов и расходов, обеспечению бюджетной экономии и возможных накоплений в виде профицита бюджета. При этом те инструменты развития экономики, которые подразумевают снижение доходов и профицита в текущем периоде, но при этом способствуют расширению налоговой базы (и налоговых поступлений) в будущем, практически игнорируются. Однако сейчас такой подход к фискальной политике – это серьезное препятствие к достижению национальных стратегических целей, таких как ускорение экономического роста, повышение производительности труда, рост инвестиционной активности и т.д. Ярким примером этого является подход к стимулированию инвестиционной активности бизнеса в «Основных направлениях…».

Предлагаемые меры по стимулированию инвестиций явно недостаточны для достижения поставленных целей

Для достижения национальной цели – повышения инвестиций до 25% ВВП к 2024 г. – необходимо уже сейчас принять меры и решения по стимулированию инвестиционной активности.

Как представляется, со стороны налоговой политики ключевой мерой стимулирования инвестиционной активности мог бы стать инвестиционный вычет по налогу на прибыль, который был введен в Налоговый кодекс в конце 2017 г. Однако действующий механизм этого вычета подразумевает, что практически все выпадающие доходы, связанные с предоставлением вычета, относятся к бюджетам субъектов РФ. В результате этот вычет действует сейчас менее чем в четверти регионов России, причем в I полугодии 2019 г. им смогли воспользоваться только 156 компаний (0,02% налогоплательщиков). Выходом из сложившейся ситуации может стать предоставление компенсаций бюджетам субъектов РФ из федерального бюджета в связи с предоставлением инвестиционного вычета, тем более что ожидаемый профицит федерального бюджета позволяет реализовать такую меру. Но в «Основных направлениях…» нет предложений по реформированию этого вычета.

Вместо этого Минфин предлагает ввести новый вычет по налогу на прибыль на финансирование научно-исследовательских работ, а также обеспечить возможности «компенсации затрат на создание необходимой для проектов инфраструктуры общего пользования за счет вновь уплачиваемых налогов» (стр. 32). Эти предложения потенциально могут внести позитивный вклад в активизацию инвестиционных процессов. Однако то, каким именно образом они будут реализованы на практике, может существенно отразиться на их результативности.

В частности, в отношении вычета на финансирование научно-исследовательских работ в документе указано, что право предоставления этого вычета будет принадлежать регионам, и при этом нет никаких сведений о том, предполагается ли направлять средства федерального бюджета на поддержку регионов, которые примут решение предоставлять такой вычет. В отсутствие такой поддержки возникнут те же сложности, что и с инвестиционным вычетом, и данная мера по факту будет иметь крайне ограниченное применение.

Аналогичные проблемы могут возникнуть и с предоставлением компенсации инвесторам на создание объектов инфраструктуры общего пользования. В документе указано, что эта компенсация будет предоставляться « за счет вновь уплачиваемых налогов». С высокой вероятностью это означает, что такая компенсация будет растянута во времени, хотя в сложившейся ситуации с инвестициями принципиально важно, чтобы такая компенсация была предоставлена инвестору в короткие сроки.

Основные показатели федерального бюджета на 2020-2922 гг.

Расходы федерального бюджета увеличиваются в течение всего трехлетнего периода, наибольшие бюджетные ресурсы направляются на социальную сферу и повышение качества жизни граждан. Общий объем расходов федерального бюджета в 2020 году составит 19,5 триллиона рублей (+6,6% к 2019 г.), в 2021 году — 20,6 триллиона рублей (+12,8% к 2019 г.) и в 2022 году — 21,8 триллиона рублей (+19% к 2019 г.). Несмотря на это прогнозируется профицит федерального бюджета за счет роста доходов — в первую очередь ненефтегазовых: в 2020 году доходы бюджета составят 20,4 триллиона рублей (+2% к 2019 г.), в 2021 году — 21,2 триллиона рублей (+6,4% к 2019 г.), в 2022 году — 22,1 триллиона рублей (+10,5% к 2019 г.). Курс доллара к рублю и уровень инфляции прогнозируются стабильными на протяжении всех трех лет: 65,7-66,5 руб./долл. США и годовая инфляция не выше 4%.

Читать еще:  Коэффициент финансовой независимости по балансу

Заключение на проект бюджета–2021

Счетная палата РФ публикует заключение на законопроект федерального бюджета 2021 — 2023 годов. В целом законопроект подготовлен в соответствии с Бюджетным кодексом РФ. Ознакомиться с другими выводами заключения СП можно ниже.

Заключения на проекты бюджетов внебюджетных фондов:

Основные параметры бюджетов

К бюджетам бюджетной системы относятся федеральный, консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации, а также бюджеты внебюджетных фондов.

Анализ основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики представлен в подразделе 3 Заключения и Приложении 1 к нему. Информацию об изменении законодательства РФ и нормативных правовых актов Правительства РФ можно найти в Приложении 2 этого подраздела Заключения.

Федеральный бюджет

1. Прогноз социально-экономического развития на 2021 — 2023 годы

Подготовленный Минэкономразвития России прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2021-2023 годы (среднесрочный прогноз) разработан в двух вариантах: базовом и консервативном. Несмотря на то, что варианты среднесрочного прогноза должны базироваться на различных предпосылках в отношении внешних условий, разница между ними невелика, а тенденции развития схожи. Так, ни в одном из вариантов не был учтен риск второй волны пандемии. Кроме того, ряд показателей консервативного варианта носят целевой характер. Поэтому мы полагаем целесообразным:

разграничить базовый и консервативный варианты прогноза в соответствии с Порядком разработки прогноза;

дополнительно разрабатывать целевой вариант прогноза, предусматривающий достижение национальных целей.

2. Макроэкономические показатели (в среднесрочном прогнозе)

Согласно среднесрочному прогнозу, в 2020 году ожидается относительно умеренное снижение ВВП – на 3,9%. Но если учесть уже частично реализовавшийся риск второй волны и текущую динамику, есть вероятность того, что снижение ВВП в 2020 году превысит прогнозное значение. По нашим оценкам, в зависимости от сценария развития ситуации в экономике, оно может составить от 4,2% до 4,8%.

В прогнозе также указано, что в 2022 и 2023 годах ВВП будет расти темпами не ниже 3% в год. На фоне показателей последних лет это амбициозная задача. Счетная палата считает, что темпы роста российской экономики не превысят 3%, а в условиях более медленного восстановления мировой экономики и введения частичных карантинных ограничений в ряде стран, останутся в диапазоне около 2%.

Согласно документу Минэкономразвития, рост ВВП будет основываться на расширении внутреннего потребительского и инвестиционного спроса. Однако Счетная палата полагает, что для стимулирования инвестиционного спроса и перезапуска инвестиционного цикла могут потребоваться дополнительные усилия, а риски более существенного снижения доходов населения могут негативно отразиться на динамике показателей потребительского спроса.

Подробнее ознакомиться с результатами анализа макроэкономических показателей можно в Подразделе 2 полной версии Заключения.

3. Доходы

Доля нефтегазовых доходов бюджета увеличится в 2021 – 2023 годах с 28,7% до 33,6%. Соответственно, доля ненефтегазовых снизится с 71,3% до 66,4%.

Риски недопоступления по налоговым и неналоговым доходам федерального бюджета могут составить:

2021 год – 46,1 млрд рублей;

2022 год – 69,7 млрд рублей;

2023 год – 100 млрд рублей.

Подробнее об анализе доходов федерального бюджета можно прочитать в Подразделе 6 полной версии Заключения. Информация об обосновании прогноза поступлений доходов содержится в Приложении к этому подразделу. Там также можно найти анализ информации, содержащейся в реестре источников доходов, прогнозных показателей налоговых, неналоговых доходов и безвозмездных поступлений.

4. Расходы

2021 год – 21,5 трлн рублей;

2022 год – 21,9 трлн рублей;

2023 год – 23,7 трлн рублей.

Существенных изменений в функциональной структуре расходов не произошло. Наибольшая их часть по-прежнему направлена на социальную политику. Но к 2023 году доля этого направления в % ВВП постепенно уменьшится. Если на образование расходы в 2021 году останутся такими же как в 2020 году — 0,9% ВВП, то к 2023 году – они сократятся до 0,8% ВВП. Аналогичная ситуация со здравоохранением. Суммарно за период с 2020 года снижение произойдет с 1,2% до 0,8% ВВП.

К 2023 году планируется повышение суммарной доли расходов на национальную оборону, национальную безопасность и правоохранительную деятельность в общем объеме расходов федерального бюджета: с 23,8% в 2020 году до 25,8%.

Счетная палата отмечает, что в новом законопроекте будут увеличены расходы по статьям, по которым ранее фиксировался наибольший объем неисполненных бюджетных назначений. А именно по разделам: «Национальная экономика», «Национальная оборона» и «Общегосударственные вопросы».

По сравнению с предыдущим бюджетным циклом расходы в 2021 году увеличены на 329,2 млрд рублей (или на 1,6%), в 2022 году уменьшены на 555,9 млрд рублей (или на 2,5%).

Посмотреть подробнее структуру расходов федерального бюджета по главным распорядителям средств бюджета можно в Приложении 3 к Подразделу 3. Информация о зарезервированных бюджетных ассигнованиях находится в Приложении 4 к Подразделу 3 Заключения.

5. Государственные программы

Законопроектом предусматривается увеличение расходов (открытая часть) на 2021 год по 4 из 7 госпрограммам, по которым в 2019 году оценка эффективности (по методике Правительства Российской Федерации без учета «особенностей») соответствует низкому уровню.

Более того, по экспертной оценке Счетной палаты, 31 из 45 госпрограмм, то есть 68,9% от общего количества госпрограмм, в той или иной степени не соответствуют документам стратегического планирования, из них 29 госпрограмм не соответствуют отраслевым стратегическим документам. В 33 госпрограммах значения по 267 показателям неизменны, в 32 госпрограммам значения по 263 показателям со слабовыраженной динамикой. По нашему мнению, значения этих показателей необходимо пересмотреть.

В паспортах госпрограмм отмечается избыточность показателей. По нашему мнению, такое количество показателей не позволяет концентрировать средства на приоритетных направлениях социально-экономического развития. По этой же причине невозможно полноценно контролировать реализацию госпрограмм и принимать эффективные управленческие решения.

Информация о финансировании непрограммных направлений представлена в Приложении к Подразделу 9.

6. Национальные проекты

Расходы на реализацию 12 национальных проектов и комплексного плана:

2021 год – увеличение на 55,3 млрд рублей (по сравнению с предыдущим годом);

2022 год — увеличение на 362,8 млрд рублей;

2023 год – увеличение на 171,9 млрд рублей.

В состав национальных проектов входит 75 федеральных проектов. В 2021 году по 12 федеральным проектам предусматривается увеличение бюджетных ассигнований, по 57 – уменьшение, по 5 федеральным проектам бюджетные ассигнования не изменяются.

7. ФАИП

В федеральную адресную инвестиционную программу (ФАИП) на 2021-2023 годы, как и ранее, планируется включить объекты, которые не готовы к началу строительства. Счетная палата неоднократно отмечала, что включение таких объектов в ФАИП приводит к срыву сроков ввода их в эксплуатацию.

Кроме того, отмечается недостатки подготовки главными распорядителями обоснований необходимости включения в проект ФАИП объектов без наличия необходимой документации, а также методических рекомендаций Минэкономразвития России по формированию этих обоснований.

Читать еще:  Сбербанк страхование вклада на сумму до 1,4 млн

Можно констатировать, что при планировании расходов на ФАИП не удалось обеспечить необходимый уровень информационного взаимодействия и цифровизации. Причинами этого стали: неполнота и недостаточная актуальность сведений, содержащихся в информационном ресурсе ФАИП.

8. Источники финансирования дефицита, ФНБ, госдолг

Дефицит бюджета составит:

2021 год – 2,8 трлн рублей (2,4% ВВП);

2022 год – 1,2 трлн рублей (1% ВВП);

2023 год – 1,4 трлн рублей (1,1% ВВП).

Основными источниками финансирования дефицита федерального бюджета станут внутренние заимствования. Они увеличатся по сравнению с 2020 годом, что приведет к росту бюджетных ассигнований на обслуживание государственного внутреннего долга. Доля расходов на его обслуживание также возрастет.

Расходы на обслуживание государственного внешнего долга будут следующие:

2021 год – 2,2 млрд долларов США (158,6 млрд рублей);

2022 год – 2,2 млрд долларов США (163,3 млрд рублей);

2023 год – 2,3 млрд долларов США (170,8 млрд рублей).

С начала 2021 года и до начала 2024 года планируется увеличение государственного долга с 20,3 трлн рублей (19,1% ВВП) до 28,4 трлн рублей (21,4 % ВВП). При этом доля внутреннего долга (в совокупном объеме государственного долга) также будет увеличиваться (77,8% — 2021 год; 79,3% — 2022 год; 80,8% — 2023 год).

Совокупный объем ФНБ составит:

2021 год – 12,5 трлн рублей;

2022 год – 12,6 трлн рублей;

2023 год – 13,5 трлн рублей.

Объем средств ФНБ, размещенных на счетах в Банке России, составит:

2021 год – 8,2 трлн рублей;

2022 год – 8,4 трлн рублей;

2023 год – 9,3 трлн рублей.

Прогнозируемый объем средств ФНБ (на счетах в Банке России) превышающий 7% прогнозируемого объема ВВП, по расчетам, составит на конец 2021 года 150,9 млрд рублей, или 0,1 % прогнозируемого объема ВВП на 2021 год.

Подробнее о динамике средств ФНБ в 2019 – 2023 годах можно прочитать в Приложении 5 к подразделу 3. Дополнительная информация о дефиците, динамике государственного долга, а также информация об его изменении и структуре представлена в подразделе 17 и в Приложении к этому разделу.

Консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации

По результатам анализа исполнения консолидированных бюджетов в 2017 — 2020 годах прослеживается тенденция на «сдерживание» регионами расходных обязательств.

Государственный долг регионов на 1 сентября 2020 года увеличился до 2,2 трлн рублей. Прирост показателя произошел в 39 субъектах Российской Федерации. Счетная палата видит риск неустойчивости бюджетов субъектов Российской Федерации, а также местных бюджетов.

Сумма межбюджетных трансфертов составит:

2021 год – 2,8 трлн рублей;

2022 год – 2,8 трлн рублей;

2023 год – 2,9 трлн рублей.

Внебюджетные фонды

Анализ основных показателей бюджетов государственных внебюджетных фондов РФ говорит о росте доходов и расходов в абсолютном выражении. Источниками финансирования дефицита бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации на 2021 – 2022 годы будут являться переходящие остатки.

Сбалансированность бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в 2021 году будет обеспечена за счет остатков средств другого вида обязательного социального страхования.

Источниками финансирования дефицита бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования Российской Федерации на 2021 – 2022 годы будут переходящие остатки.

Налоговые изменения

Субъекты МСБ принимают самое непосредственное участие в формировании доходной части бюджета: кроме того, что они создают рабочие места и производят продукцию, такие предприятия исправно платят налоги, которые впоследствии идут на социальные выплаты и содержание госаппарата. Но, в виду высокой налоговой нагрузки и тотального контроля со стороны надзорных органов, часть предприятий МСБ находятся «в тени», из-за чего бюджет недополучает часть поступлений. И правительство намерено бороться с этим явлением, создав для частного бизнеса самые лояльные условия для развития и выхода «из тени». В частности, это будет выражено в изменении налоговых ставок и даже в отмене взимания ранее действующих фискальных сборов. С этой целью будут реализованы такие меры:

  • возможная отмена налога на движимое имущество;
  • упрощение процедуры возмещения НДС российским экспортерам;
  • изменение порядка применения инвестиционного налогового вычета, что поможет расширить сферу его использования;
  • введение налога на профессиональные доходы, чем смогут воспользоваться самозанятые граждане, которые оказывают услуги частного характера, но не работают под видом ИП;
  • введение определенных преференций и льгот для новых предприятий;
  • взимание нового налога в нефтяной отрасли (сначала в качестве эксперимента);
  • снижение экспортной пошлины на нефть и пропорциональный рост НДПИ;
  • изменение порядка налогообложения недвижимого имущества и т. д.

Государственный долг

Согласно утвержденному бюджету, верхний предел государственного внутреннего долга на 1 января 2021 года составит 12 трлн 981,3 млрд рублей, на 1 января 2022 года — 14 трлн 643,7 млрд рублей и на 1 января 2023 года — 16 трлн 619,3 млрд рублей. Верхний предел государственного внешнего долга: на 1 января 2021 года — 64,4 млрд долларов (56,4 млрд евро), на 1 января 2022 года — 67,6 млрд долларов (57,8 млрд евро), на 1 января 2023 года — 68,9 млрд долларов (57,4 млрд евро).

также можно и вот так посмотреть —

Бюджет страны на следующий год сформирован и подписан президентом. Планируется потратить 19,5 триллиона рублей — это примерно 179 бюджетов Волгоградской области.

Документ, в котором расписаны статьи расходов, лежит на портале правовой информации и умещается на трех с лишним тысячах страниц. Мы прочитали его за вас, самое важное упаковали в восемь инфографик и готовы рассказать, на что пойдут доходы государства и ваши налоги.

Развитие внутреннего рынка, перспективы

Аналитики предполагают, что в 2019 году в России наступит небольшой экономический спад. А значит, иностранные инвесторы не рискнут вкладывать средства в российские предприятия, поскольку не будет понятна тенденция экономики. Следовательно, и потребительский спрос упадет на 1-1,5 процента. Люди меньше будут покупать товары и услуги, что в свою очередь отразится на товарообороте и доходах предприятий.

Однако, эксперты утверждают, что уже в начале 2020 года, экономическая ситуация адаптируется к внутренним условиям:

  • предприятия станут более привлекательными для индивидуальных инвесторов, что увеличит количество инвестиций в ВВП до уровня 25%;
  • государство станет направленно распределять средства бюджета, для создания выгодных условий развития малого бизнеса;
  • в стране придется немного изменить налоговую политику. Но в этом случае государству придется отступиться от жесткого контроля в области малого и среднего бизнеса, чтобы субъекты самостоятельно принимали важные решения, без привлечения государственных органов.

Главные направления

Направлениями, ставшими главными в бюджетной политике России на 2021 год является проведение реформ, мер, позволяющих:

  • укрепить межбюджетные связи;
  • обеспечить стабильность связей межбюджетных отношений;
  • осуществить повышение доходности казны;
  • гарантировать поддержку экономики страны путем реализации мер, направленных на улучшение налоговой, кредитной дисциплины.

Задачи на 2021 год:

  1. Стабильность экономики: снижение уровня дефицита казны, принятие мер, направленных на снижение инфляции.
  2. Комплексный подход к разработке стратегических решений, реализация которых позволит стабилизировать экономику в условиях кризиса позволяет обеспечить эффективное распределение ресурсов, выбрать правильные пути направления развития государства. Стабилизация экономики позволит вернуться к разработке планов, предусмотреть повторное ухудшение экономической ситуации.
  3. Разработка инструментов, направленных на поддержку инноваций. Бюджетная политика 2021 должна обеспечить комплексный подход к созданию благоприятных условий для инвестиций. Мерами, которые позволят создать благоприятную среду для инвестирования, являются обеспечение макроэкономической стабильности, создание условий на рынке, где гарантированно будут защищены права собственности, конкуренция, у потенциальных инвесторов не будет для осуществления деятельности административных барьеров.
Читать еще:  Минфин — о взносах при однодневных командировках

Приоритетными направлениями на 2021 год являются:

  • поддержка деятельности новых предприятий;
  • инвестирование в налоговую сферу;
  • разработка и реализация налоговых мер, направленных на преодоление последствий кризиса;
  • принятие мер, направленных на поддержку представителей среднего и малого бизнеса.

О «втором пакете» мер поддержки

На совещании с президентом премьер-министр РФ Михаил Мишустин объявил часть «второго пакета» из списка федеральных мер поддержки бизнеса от экономического спада, вызванного пандемией коронавируса. В этом списке наиболее важными эксперты считают исключение части расходов по противоэпидемическим мероприятиям из базы налога на прибыль, а также обмен скидок по арендным ставкам на скидки по налогу на имущество и поддержка регионов, теряющих доходную базу. Можно ожидать запрета на банкротства около 5 тысяч юридических лиц «стратегического» списка. И первый, и второй пакеты федеральных мер поддержки бизнеса в сумме будут стоить около 1,2 процента ВВП – федеральных бюджетных расходов, зарезервированных для экстренной поддержки экономики в 2020 году.

Регионы взывают о помощи. В правительстве её обещают.

Основные составляющие региональных бюджетов, как известно – налоги на прибыль, имущественные налоги, для муниципалитетов – НДФЛ. Так вот, муниципалитетам и регионам рекомендовано снижать имущественные налоги для арендодателей в обмен на снижение ставок аренды или отсрочку платежей МСП – эти рекомендации озвучил премьер-министр РФ.

Федеральное правительство подтвердило: меры по противодействию пандемии коронавируса впредь будут рассматриваться как форс-мажор, и, вероятнее всего, их начнут вносить в нормативные акты.

Согласно последним обещаниям правительства страны, субъектам РФ будут предоставлены отсрочки по выплате или реструктуризации бюджетных кредитов на 70 миллиардов рублей, более 200 миллиардов рублей планируется направить на обеспечение сбалансированности региональных бюджетов – эти цифры озвучил президент РФ Владимир Путин на совещании с членами правительства:

«Уже говорил о необходимости дополнительной финансовой помощи регионам, их доходы сейчас по разным причинам просели, а ведь на региональный уровень, где разворачивается большая работа по поддержке экономики и граждан, приходится большая нагрузка, и у субъектов Федерации должны быть для этого необходимые ресурсы. У субъектов Федерации должна быть возможность гибко использовать эти средства, направлять их на реализацию своих региональных мер поддержки занятости и деловой активности, на выплату пособий и зарплат бюджетникам, решение самых неотложных социальных вопросов и помощь людям».

Дальше – по-китайски

Сейчас всё чаще слышатся голоса экспертов, предполагающих, что нас ожидает скорее «китайский», чем «европейский» сценарий восстановления российской экономики после кризиса. При этом можно ожидать, что к маю-июню правительство России будет иметь на порядок большие среди сопоставимых стран резервы для поддержки экономики, к тому же в более прозрачной ситуации.

В Госдуму внесён Законопроект о трате средств из Фонда национального благосостояния на покрытие дефицита бюджета. При этом объём потенциального использования средств Фонда национального благосостояния будет ограничен значением объёма недополученных нефтегазовых доходов в соответствующем финансовом году в соответствии с требованиями пункта 6 статьи 9610 бюджетного кодекса.

Порядок использования средств ФНБ на эти цели определит правительство РФ.

Расширение прав исполнительной власти

Для преодоления наиболее болезненных итогов сопутствующего пандемии и нефтяной «войне» кризиса можно наблюдать беспрецедентные подвижки в сфере компетенции исполнительной власти в стране. Причём, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Так, федеральному правительству дано право:

  • менять бюджетную роспись в 2020 г. без поправок в закон о бюджете для поддержки отдельных отраслей и борьбы с вирусом.
  • превысить лимит на госгарантии в 2020–2022 гг. Сейчас в программе госгарантий по кредитам и займам заложено 30 миллиардов рублей. При этом дополнительные госгарантии не должны превышать лимит внутреннего госдолга (в 2020–2022 годах внутренний госдолг не может превышать 13 триллионов рублей, внешний – $64,4 миллиарда).
  • занимать сверх зафиксированного бюджетом лимита на внутренние и внешние займы.
  • увеличивать расходы федерального бюджета без поправок в бюджет за счет денег резервного фонда правительства, пополненного деньгами от продажи правительству доли ЦБ в Сбербанке и дополнительных ненефтегазовых доходов.
  • дополнительно продавать драгоценные металлы и камни из Госфонда на сумму, определенную правительством.

Регионам и муниципалитетам делегировано право:

  • увеличивать расходы и превысить лимит дефицита бюджета (сейчас – 15 процентов от доходов и 10 процентов для регионов, которые получают большую сумму дотаций; для муниципальных бюджетов еще меньше – 10 и 5 процентов соответственно).
  • превысить лимит госдолга на сумму потраченных на борьбу с вирусом денег и недополученных доходов.
  • самостоятельно менять бюджетные росписи, если деньги перераспределяются на поддержку отраслей и борьбу с вирусом.

Эти изменения, считают эксперты, а именно разрешение правительству без согласования со всем парламентом вносить поправки в бюджет, а местным властям превышать лимит бюджетного дефицита и увеличивать лимит госдолга – большой риск.

Но риск оправдан, если изменения будут носить временный, краткосрочный характер – и федеральному, и региональным властям в сложившейся ситуации нужно действовать быстро, упразднив на время кризиса бюрократические препоны.

Перспективы на 2020 год

Несмотря на смену правительства в январе 2020 г., на данный момент нет оснований говорить о кардинальной смене курса фискальной политики в этом году. Первым событием, указывающим на риски сохранения прежнего курса Минфина, хоть и в составе нового правительства, стало объявление об «особом статусе» Минфина в отношении бюджетного процесса, что должно ограничить влияние координаторов национальных проектов и профильного зампреда правительства (Белоусова А.) на разработку федерального бюджета.

Вторым событием, указывающим на те же риски, стало недавнее заявление А. Силуанова относительно источников финансирование социальных расходов, представленных Президентом в Послании Федеральному собранию. По его словам, на социальные цели будут направлены «сэкономленные» и условно утвержденные расходы бюджета, а также продолжится работа по увеличению его доходной базы. По сути, были декларированы те же подходы к формированию доходов и расходов федерального бюджета, что и в предшествующие годы. При этом следует учитывать, что для финансирования тех же дополнительных социальных расходов на 2020 г. достаточно, например, ожидаемого профицита бюджета. Согласно закону о федеральном бюджете на 2020 г. и 2021-2022 гг. (закон №380-ФЗ от 02.12.2019), ожидаемый профицит федерального бюджета в 2020 г. составит 876,1 млрд. руб., что достаточно для финансирования дополнительных социальных расходов, необходимых к уплате в 2020 г. (поправки в бюджет на данный момент не опубликованы, но судя по озвученным Т. Голиковой данным, их основная часть – пособия на детей и материнский капитал – оценивается правительством в 286,1 млрд. руб.).

В текущих условиях сохранение прежней ограничительной политики Минфина в отношении доходов и расходов бюджета (усугубляемых еще и сохранением крайне жесткой денежно-кредитной политики) существенно снизит эффект от социальных расходов для экономики, поскольку с высокой вероятностью эти новые расходы будут профинансированы в ущерб каким-либо иным статьям расходов, либо за счет очередного повышения налоговой нагрузки на экономику. Практика последних лет позволяет предположить, что наиболее вероятными «кандидатами» по сокращению могут стать расходы инвестиционного характера. Основной риск в таком перераспределении расходов и повышении нагрузки заключается в том, что производственные возможности бизнеса не будут расширены, как того потребует возросший спрос. А неизбежные последствия этого в виде роста внутренних цен и расширения импорта потребительских товаров и услуг будут рассматриваться Минфином и Банком России как основание для нового витка ужесточения своей политики.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector
×
×