Asqcharlotte.org

Документы и юриспруденция
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Структура арбитражных судов в россии 2020-2021

Судебная система РФ: все, что надо знать обычному гражданину. Рассказывает адвокат

Суд – это одна из трех независимых ветвей власти в России (и почти во всех остальных странах). В суде решается огромное количество вопросов – но не все знают, в какой именно суд нужно обращаться и как устроено в нем делопроизводство. Юрист Мария Пополитова рассказала для наших читателей, как именно устроена система судопроизводства в России и чем отличаются друг от друга суды разных уровней.

Статистический феномен

По оценке экспертов, основное влияние на российскую экономическую динамику в 2020 году оказали три фактора: падение цен на нефть на глобальном рынке; ограничение деловой активности и введение режима «нерабочих дней» для предотвращения распространения эпидемии коронавируса и сокращение физических объемов экспорта вследствие спада мировой экономики.

«По своим масштабам каждый из указанных негативных шоков в первом полугодии 2020 года превосходил случаи предыдущих кризисов 2008—2009 и 2014—2015 годов, а ограничение деловой активности является уникальным фактором, примеров которому в современной экономической истории трудно найти. Тем не менее, развитие ситуации в экономике России уже в конце II квартала и в III квартале 2020 года оказалось заметно благоприятнее, чем это предсказывалось. Влияние каждого из шоков, по прошествии всего нескольких месяцев, оказалось относительно слабым, а скорость восстановления экономики быстрой», — говорится в обзоре.

По оценкам СП потери России из-за введения режима самоизоляции составили в I квартале 0,49% годового ВВП, а во II квартале — 7,53% ВВП. То есть, за первое полугодие потери оцениваются примерно в 8%. При этом эксперты отмечают, что характер восстановления экономики после снятия ограничений говорит о том, что по итогам года масштабы падения будут ниже.

При этом аудиторы приводят примеры из Европы, США и других стран мира, где потери оказались гораздо весомее. Так ВВП США во II квартале потерял 9%, ВВП стран ЕС — 13,9%, а стран еврозоны — 14,8%.

Гораздо меньшие, чем в других странах потери России аналитики склонны считать отчасти «статистическим феноменом». «В настоящее время мы видим только первые оценки снижения ВВП как в России, так и в ряде других странах, которые еще будут неоднократно уточняться и пересматриваться. В частности, согласно методике оценки ВВП России, первые оценки осуществляются Росстатом на данных по крупным и средним предприятиям, а полный учет динамики, в том числе сектора МСП, будет осуществлен только в середине следующего года», — поясняют в СП, добавляя, что именно сектор малого и среднего предпринимательства является наиболее пострадавшим из-за введенных ограничений, так что можно ожидать, что в дальнейшем цифры по росту (а точнее, падению) ВВП будут скорректированы в худшую сторону.

Однако есть и ряд факторов, действительно смягчивших удар, нанесенный по отечественной экономике. Тот же малый и средний бизнес в России представлен гораздо слабее, чем в других странах, так что, несмотря на большие потери, он внес гораздо меньший вклад в общее снижение. Кроме того, в России был относительно недолгий локдаун — только полтора месяца. Плюс — в структуре экономики РФ ниже доля отраслей, производящих конечные товары и услуги для населения. А именно на них резко упал спрос в условия пандемии.

«В российской экономике в структуре валовой добавленной стоимости сохраняется доминирование отраслей добычи, первичной переработки сырья и производств непрерывного цикла, которые практически не прерывали свою работу даже в период максимально жестких ограничений. Кроме того, в отношении ряда видов деятельности (например, строительство) ограничения на их работы в условиях карантина в России были заметно мягче, чем в других странах», — поясняют эксперты. То есть то, что многие эксперты долгие годы указывали в числе основных недостатков российской экономики, в условиях коронавирусного форс-мажора, сыграло ей на руку.

«Бюджет принципа «каждый сам за себя»: какой будет для России «трехлетка»-2021–2023

С 2004 года обязательства регионов выросли более чем вдвое, а число переложенных на них федеральных полномочий практически утроилось

«Это бюджет, прошедший через секвестр, — да-да, то самое слово родом из «ужасных 90-х», — анализирует экономический обозреватель «БИЗНЕС Online» Александр Виноградов главный финансовый документ страны, принятый на днях Госдумой в первом чтении. Ждать многого гражданам не стоит — это бюджет затянутых поясов, не повезло даже национальным проектам. В целом же очевидно, что России необходимо учиться жить без нефтяной ренты.

По одежке протягивай ножки.

Александр Виноградов: «Произошло событие, с одной стороны, рутинное, а с другой — знаменательное. Заключается оно в том, что Госдума приняла в первом чтении закон о бюджете на 2021-й с перспективой 2022–2023 годов» Фото предоставлено Александром Виноградовым

ГОВОРИТЬ О 2022–2023 ГОДАХ С ХОТЬ КАКОЙ-НИБУДЬ СТЕПЕНЬЮ УВЕРЕННОСТИ СЕЙЧАС БЕССМЫСЛЕННО

В минувшую среду, 28 октября, произошло событие, с одной стороны, рутинное, а с другой — знаменательное. Заключается оно в том, что Госдума приняла в первом чтении закон о бюджете на 2021-й с перспективой 2022–2023 годов. При этом я не припомню, чтобы в новейшие (т. е. путинские) времена бюджет сводился с такой, скажем так, тоской: даже в 2009–2010-х и в 2015-м после девальвации, уронившей рубль вдвое, бюджетный консенсус был иным — «пересидим на запасах, а там наладится». Сейчас оно уже не так, ожидаемый бюджет — это бюджет затянутых поясов.

Понятное дело, говорить о 2022–2023 годах с хоть какой-нибудь степенью уверенности сейчас бессмысленно. Трехлетний бюджет, в некотором смысле есть дань тем временам, когда финансовой макростабильности (иначе говоря, цен на нефть и объемов экспорта ее) было все же несколько побольше, кроме того, его можно рассматривать как некую отсылку к советским пятилетним планам с их мифологизированной эффективностью. Опять же, никто не отменял «черных лебедей» — достаточно вспомнить бюджет прошлогодний, с его $57 за баррель прогнозной цены на нефть и стабильным курсом рубля, ростом объема секретных статей и пополнением резервов. В реале же рубль потерял треть стоимости, нефть на бирже в какой-то момент имела отрицательную цену, реальные доходы населения потеряли 4,8%, дефицит бюджета составит около 5 трлн рублей (четверть расходной части), а резервы пополняются только за счет переоценки, т. е. той самой девальвации. При этом по итогам третьего квартала российский ЦБ даже пошел на немыслимое с точки зрения патриотической общественности деяние — продал за «никчемные зеленые бумажки с нарисованными мертвыми президентами» около 1,3 т золота. Что, кстати, было хорошей идеей — золото стоило дорого, но само по себе оно имеет слабую ликвидность, в отличие от долларов.

«Во-первых, это бюджет дефицитный, он в будущем году составит 3 триллиона рублей (13,6 процента), также дефицит прописан и в 2022–2023 годах» Фото: «БИЗНЕС Online»

ТО САМОЕ СЛОВО РОДОМ ИЗ «УЖАСНЫХ 90-Х»

Итак, каким же предполагается (с учетом всех оговорок) бюджет следующего года?

Во-первых, это бюджет дефицитный, он в будущем году составит 3 трлн рублей (13,6%), также дефицит прописан и в 2022–2023 годах. При этом покрытие дефицита предполагается за счет роста госдолга, т. е. заимствований на рынке посредством продажи ОФЗ. Здесь, скорее всего, будут нюансы — ликвидности на рынке мало, продавать сложно, но именно за этим и увеличили до триллиона рублей лимит на месячные репо, о чем я писал три недели назад, при помощи этого механизма РФ сможет вести квазимонетизацию госдолга — понятно, до какого-то предела. Траты из ФНБ на покрытие дефицита бюджета предполагаются сравнительно минорными, не более 100 млрд рублей. Ожидается, что госдолг России вырастет с 19,1% ВВП в 2020-м (по итогам прошлого года он составлял 12,3% ВВП) до 21,4% ВВП к концу 2023-го. В процентном отношении он, конечно, невелик, но расходы на обслуживание госдолга уже сейчас съедают около 5% расходной части бюджета, что сравнимо с расходами на здравоохранение — которых, как показала практика этого года, категорически не хватает.

Во-вторых, сами расходы бюджета в номинальном значении будут уменьшены, иными словами, это бюджет, прошедший через секвестр — да-да, то самое слово родом из «ужасных 90-х». Расходная часть бюджета в 2021-м снизится более чем на 2 трлн рублей по сравнению с бюджетом нынешнего года. Достанется в том числе и стержневой экономической ценности нынешнего времени — национальным проектам, явленным в очередном «майском указе» Владимира Путина и трансформированным ныне в единый национальный план восстановления экономики, в среднем расходы на них сократятся на 7,7% за три года. Также будут снижены инвестиционные расходы бюджета, а рост бюджетных инвестиций в основной капитал предполагается к замедлению на горизонте 2022–2023 годов, хотя их масштаб и останется выше такового в 2020-м.

Читать еще:  Производство и продажа вязаных вещей

В-третьих, бюджет будущего года — это бюджет повышенных налогов. Тенденция продолжится — рост НДС до 20% и повышение НДФЛ до 15% для части граждан, видимо, не привели к желаемому результату. Так, предполагается изменить параметры налога на дополнительный доход и отменить неэффективные налоговые льготы в нефтяной отрасли. Чуть позже, с 2021 года, предполагается к отмене льготная ставка НДС на внутренние перелеты, она с 10% вернется к стандартным 20%, соответственно, цены на авиабилеты ждет рост. Параллельно, впрочем, правительство позаботилось о сверхбогатых гражданах РФ: владельцы зарубежных активов вместо налога в 13% (или даже 15%) смогут платить фиксированный платеж в 5 млн рублей в год за все контролируемые иностранные компании, без дополнительной отчетности. Кроме того, был в очередной раз продлен мораторий на перечисление накопительной части пенсионных взносов граждан на их счета, они вновь и в очередной срок будут направлены на поддержание солидарной пенсионной системы. Мера, задумывавшаяся как временная, такими темпами имеет все шансы уйти на второй десяток лет своего существования.

«Бюджет будущей трехлетки — бюджет принципа «каждый сам за себя». Трансферты регионам после резкого роста в этом году, свершившиеся по понятным «коронавирусным» причинам, будут столь же резко сокращены» Фото: «БИЗНЕС Online»

СУБЪЕКТЫ ВЫНУЖДЕНЫ НАРАЩИВАТЬ ДОЛГИ

В-четвертых, бюджет будущей трехлетки — бюджет принципа «каждый сам за себя». Трансферты регионам после резкого роста в этом году, свершившиеся по понятным «коронавирусным» причинам, будут столь же резко сокращены. Дело, впрочем, не только в них, на регионах лежит еще и заметная часть расходов по нацпроектам. Сведение концов с концами станет еще сложнее. В целом обязательства регионов с 2004 года выросли более чем вдвое, число переложенных на них федеральных полномочий практически утроилось, при этом с 2005-го число региональных налогов сократилось с 7 до 3, а местных — с 5 до 3. Эта политика «на централизацию» привела к тому, что в среднем по стране регионы могут покрывать налоговыми и неналоговыми сборами лишь около 70% необходимых расходов, остальное надо покрывать трансфертами из центра, которые в достаточном количестве достаются не всем, но тем, кто обладает достаточным лоббистским ресурсом.

Соответственно, субъекты вынуждены наращивать долги, и в рамках бюджетного кредитования (т. е. долга перед федеральным бюджетом), и в рамках коммерческого. Вроде бы пределы здесь еще не выбраны: в среднем по стране отношение налоговых и неналоговых доходов бюджета к госдолгу составляет 24%, из которых бюджетные кредиты занимают около половины. С другой стороны, античемпионами в этом отношении являются такие значимые регионы, как Томская и Орловская области с долгом в 92% и 100% от доходов соответственно. Венчает же этот список Мордовия, чей госдолг более чем вдвое превосходит размер доходов бюджета.

Увы, ситуация в будущем году лишь ухудшится, чему уже сейчас свидетельством может являться провал конкурсов на должности мэра в Магадане и Норильске: позиция расстрельная, денег нет, обязательства выполнять надо, а чуть что не так — прокуратура рядом. При этом социум очень сильно рассчитывает на участие государства в вопросе выравнивания ситуации в регионах: по свежему опросу ФОМ, подавляющее большинство (76%) считает, что государство может что-либо сделать для создания во всех регионах страны равных условий для реализации способностей граждан. Среди востребованных обществом мер государства — создание полноценных рабочих мест, «чтобы работа была не только в Москве, но и в провинции» (17%), подъем экономики и промышленности (14%), в целом же 45% респондентов считают, что в некоторых регионах у россиян практически нет возможности для реализации своих способностей.

ВСЯКИЙ КРИЗИС РЕЗКО УСКОРЯЕТ УЖЕ ИДУЩИЕ В СОЦИУМЕ ПРОЦЕССЫ

Кроме вышеперечисленного, стоит отметить еще одну фундаментальную вещь. Две недели назад правительству наконец-то стало понятно, что в нынешней ситуации бюджет категорически не тянет гигантское количество разнообразных силовиков — и были подготовлены предложения по оптимизации в том числе и этого направления расходов. Ранее оно, напомню, было неприкасаемо, поскольку в лояльности этого слоя людей и их ближних российские элиты видели некоторую гарантию от хтонического ужаса оранжевой революции. Увы, поддерживать это все стало слишком дорого — и минфин подготовил предложение, например, сократить на 10% кадровую численность органов внутренних дел за счет вакансий и перевода сотрудников, работа которых не связана с выполнением правоохранительных функций, на гражданскую службу. Там были и другие идеи — оптимизировать управленческий аппарат, централизовать финансово-хозяйственную деятельность, создать на основе МВД единый правоохранительный орган (с сокращением численности сотрудников) и даже увеличить максимальную выслугу лет для выхода на пенсию с 20 до 25 лет без учета времени учебы.

Да, приняты они (пока) не были, соответствующий служилый слой предсказуемо возмутился, аналогично возмутилась разнообразная патриотическая общественность разной степени воинственности, но факт остается фактом. Есть предположение, что без санкции с самого верха такие идеи появиться не могут, кроме того, они хорошо ложатся на слова того же Путина о необходимости налаживания гражданских производств на военных заводах, так, чтобы они составляли половину (кто сказал «конверсия»?). Увы и ах, пошатнувшийся экономический базис принудительно диктует политике определенное миролюбие.

В целом же все свершившееся — еще одно свидетельство того, что всякий кризис резко ускоряет уже идущие в социуме процессы. Сокращение бюджета все равно бы произошло, но то, что предполагалось где-то в 2025 году на фоне электромобилизации, падения цен на нефть и перенасыщения непроизводительными расходами, происходит уже сейчас. Здесь же и рост налогов, и правовой нигилизм (полномочия государственного санитарного врача прописаны в соответствующем ФЗ — и тотальный масочный режим туда не входит), и наступление на гражданские права со сбором персональных данных, и повальная цифровизация где надо и нет. Возможно, что где-то к следующему лету коронавирус притихнет и превратится в привычный эндемик для человека, порушенная мировая экономика начнет кое-как восстанавливаться, хотя ту же глобальную логистику наверняка будет жестко бить агрессивный «зеленый дискурс». В этом случае Россия выдохнет: «Фух, пронесло» (для справки: по всему миру в год от диареи умирают порядка 1,6 млн человек, в полтора раза больше, чем текущий счет по коронавирусу), но, полагаю, из этого магистрального направления особо уже никуда не деться.

В 2012 году совокупный экспорт сырой нефти и газа (без нефтепродуктов) принес РФ более $240 млрд, в 2019-м — $162 млрд., в 2020 году удастся получить не более $100–115 миллиардов. России надо учиться жить без ренты. Уже на практике, а не в теории.

Битва за флаг. Как будут судить РУСАДА в Лозанне

Подтвержден регламент слушаний в Спортивном арбитражном суде ( CAS ) по делу о дисквалификации Российского антидопингового агентства. Процесс состоится в Лозанне (Швейцария) со 2 по 5 ноября 2020 года. В роли истца выступает Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА), которое в декабре прошлого года наложило на российскую сторону жесткие санкции в связи с одним из эпизодов пятилетней допинговой саги. Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) с санкциями не согласилось. В качестве третьих сторон в процессе заявлены Международный олимпийский комитет (МОК), Международный паралимпийский комитет (МПК), Олимпийский комитет России (ОКР), Паралимпийский комитет России (ПКР), Международная федерация хоккея (ИИХФ) и группа российских спортсменов. По представительству и возможному резонансу это одной из крупнейших дел в истории CAS .

О чем спор

Российская сторона обвиняется в фальсификации электронной базы Московской антидопинговой лаборатории, которая содержит информацию о тестировании наших спортсменов с 2013 по 2015 годы. База передана в распоряжении экспертов ВАДА в январе 2020-го в рамках соглашения о восстановлении РУСАДА (которое было дисквалифицировано более четырех лет). По мнению Всемирного агентства, ради спасения некоторых атлетов в базу перед передачей задним числом были внесены нелегальные исправления. Из-за этих якобы имевших место манипуляций ВАДА предлагает снова забанить РУСАДА, на четыре года лишив наши сборные доступа на крупные международные соревнования и на тот же срок запретить проведение на территории России больших стартов.

Читать еще:  Пример (образец) рекомендательное письмо няни

РУСАДА было предложено либо принять санкции, либо предстать перед судом. Учредители организации выбрали второй вариант, причем бывший генеральный директор Российского агентства Юрий Ганус высказал «особую позицию», не согласившись с учредителями. В августе Ганус был уволен со своего поста в связи с финансово-хозяйственными нарушениями. Временно исполняющим обязанности генерального директора сейчас является юрист РУСАДА Михаил Буханов. Слушания в CAS должны были начаться весной, но были отложены из-за пандемии и переноса токийской Олимпиады. Игры-2021 — ключевой пункт в этом процессе, ведь вокруг них будут разворачиваться главные споры в случае принятия санкций.

На чем будет строиться защита

Российская сторона с обвинениями в фальсификации базы не согласна. Кроме того, мы считаем, что запрет на флаг для признанного национального олимпийского комитета — это нарушение Хартии МОК. Один из ключевых вопросов — будет ли суд рассматривать вопрос о манипуляциях по существу, или ограничится вердиктом по поводу того, имело ли ВАДА в принципе право наказывать целую страну (а не отдельных нарушителей). Новая техническая экспертиза базы судом не планируется — слишком скоротечен процесс. В целом CAS предстоит определить, что первично — Хартия МОК или Кодекс ВАДА. В документах есть противоречия, и нам выгоднее, чтобы было признано верховенство Хартии.

Процесс начинается на не самом благоприятном для России информационном фоне. Только что Антидопинговая панель CAS лишила двух олимпийских титулов биатлониста Евгения Устюгова, а еще раньше — признала виновной в нарушении антидопинговых правил в Сочи-2014 биатлонистку Ольгу Зайцеву. Кроме того ВАДА, не дожидаясь решения суда, требует от международных федераций наказаний спортсменов на основании данных базы Московской лаборатории, причем того из ее вариантов, который был украден у нас с использование хакерских методов. У тех, кто не вникает в нюансы, все это создает ощущение, что отношение к допингу в России не меняется, несмотря на пять лет скандалов.

А судьи кто?

Согласно традиции арбитражей, решение будет выносить панель из трех судей — председателя Марка Уильямса (Австралия), а также Луиджи Фумагалли (Италия) и Хамида Гарави (Франция).

Уильямс уже выступал в арбитрах в процессах, связанных с российскими спортсменами. В частности, он был в панели отклонившей апелляцию легкоатлетки Анны Чичеровой на ее дисквалификацию. А во время Олимпиады в Пхенчхане он вынес решение о виновности керлингиста Александра Крушельницкого.

Фумагалли с 2004 года принимал участие в огромном количестве заседаний CAS. Например, он был среди арбитров, которые восемь лет назад оправдали по допинговому делу нашего велогонщика Александра Колобнева. Эту кандидатуру предложило ВАДА.

Гарави входил в состав панели арбитров CAS, которая в 2018-м вынесла оправдательный приговор в отношении группы наших спортсменов во главе с лыжником Александром Легковым. Этого арбитра выбрали представители РУСАДА.

Сами слушания, скорее всего, сведутся к диалогу швейцарских адвокатов. Интересы ОКР будет представлять Клод Рамони из компании Libra Law. ПКР — фирма Bonnard Lawson. ВАДА будут представлять юристы Kellerhals Carrard. От лица РУСАДА планирует говорить компания Schellenberg Wittmer, которая уже успешно защищала наших олимпийцев во время процесса 2017-2018 годов. Считается, что западные юристы лучше ориентируются в процедурных нюансах и им проще взаимодействовать с арбитрами.

Процедурные моменты

Слушания будут закрытыми для посторонних лиц. Отменены медиа-брифинги и пресс-конференции. ВАДА предлагало сделать трансляции заседаний открытыми, но российская сторона заблокировала это предложение — ради того, чтобы судьи не подвергались внешнему давлению. Впрочем, процесс все равно не станет тайным — слишком много в него вовлечено людей. И трансляция в формате онлайн-конференции (правда, закрытой для посторонних) тоже будет — для тех, кто не сможет прибыть в зал заседаний из-за COVID -19.

Вердикта сразу после окончания слушаний 5 ноября не планируется. Обычно суд берет паузу минимум на месяц для формулировки решения. В лучшем случае вердикта можно ждать накануне западного Рождества. Причем сначала будет опубликована резолютивная часть с краткими итогами рассмотрения дела. Если одна из сторон захочет подать апелляцию, ей придется ждать публикации мотивировочной части, которую мы в лучшем случае увидим в конце зимы. А в том, что при любом исходе будут недовольные, сомневаться не приходится. Апелляции или вытекающие из этого решения новые суды наверняка будут идти до самого начала Игр в Токио.

Есть ли шанс на наше полное оправдание?

Надежда, разумеется, есть — иначе России не было никакого смысла тратить на суд столько усилий, денег и времени. Но здесь надо учитывать, что на Западе многие считают, что ВАДА, наоборот, поступило по отношению к России слишком мягко, снова оставив нашим спортсменам теоретическую возможность выступления под нейтральным флагом вместо полной дисквалификации. Комиссия спортсменов ВАДА даже собиралась подать в CAS собственный иск с требованием ужесточить наказание. Полное оправдание РУСАДА поставит арбитров под мощный огонь критики — как это уже было в 2018 году после частичного оправдания наших олимпийцев по иску против МОК.

Поэтому наиболее реальным представляется какое-то компромиссное решение — например, сохранение санкций, но разрешение россиянам выступать в Токио-2021 и Пекине-2022 под собственным флагом. Или ратификация нейтрального флага, но разрешение на проведение в России больших соревнований, контракты на которые уже подписаны. В любом случае, как сказал в интервью «СЭ» министр спорта Олег Матыцин, — «лучше ужасный конец, чем ужас без конца». Правда, есть мнение, что даже приговор в CAS — это не финал российской допинговой саги. Но в любом случае, нас ждет ключевое решение, которое окажет существенное влияние на отношения России с международными спортивными структурами на долгие годы вперед.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Вас поглотят или обанкротят: статистика работы судов в 2019 году и прогноз на 2020 год

  • Почему растет количество привлечений к субсидиарной ответственности
  • Почему сейчас не стоит оценивать показатели привлечения к субсидиарке
  • Как государство может помочь удержать бизнес на плаву и не допустить роста банкротств

Судебный департамент при Верховном Суде РФ опубликовал отчет о работе арбитражных судов РФ по рассмотрению дел о банкротстве в 2019 году. Из статистики видно, что количество заявлений неуклонно растет, как и попытки кредиторов получить возмещение через оспаривание сделок и субсидиарную ответственность.

В 2018 году было принято к производству 86,8% заявлений о признании банкротом должника. Через год суды приняли к производству уже 87% заявлений при том, что в общем количестве их было подано на 34,6% больше. В этом же году было удовлетворено 54% заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности из рассмотренных по существу, в 2019 – 57%. Помимо этого, в 2018 году суды удовлетворили 53% заявлений по оспариванию сделок, в 2019 – 52% при том, что попытки оспаривания предпринимались на 30% чаще.

ДОЛГ.РФ решил узнать у представителей отрасли, почему тренд на привлечение к субсидиарке растет с каждым годом, что в целом ждать бизнесу к концу текущего года и как может помочь государство?

Почему растет количество привлечений к субсидиарной ответственности

По словам Владимира Гамзы, председателя Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике, активы компании не могут раствориться в безвоздушном пространстве. Они расходятся по бенефициарам, по их аффилированных лицам.

При этом взыскателям уже давно стало понятно, что, если компания грамотно пристроила свои активы, после с нее не удастся ничего взять. Поэтому взыскание с контролирующих лиц стало настолько популярным. Более того, этот инструмент иногда становится единственно возможным способом возврата денег.

Руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин уверен, что рост интенсивности подачи заявлений о субсидиарной ответственности и оспаривании сделок обусловлен невысокой эффективностью процедур и стремлением кредиторов улучшить ситуацию. Это хорошо заметно из статистики.
Кредиторы по итогам процедур банкротства компаний в 1 кв. 2020 года получили 4,4% своих требований – 16,4 из 368,9 млрд. рублей, что немногим лучше, чем в аналогичном периоде прошлого года – 3,9% или 17,6 из 454,3 млрд рублей, следует из данных Федресурса. Ни с чем остались кредиторы в 62,9% дел, в аналогичном периоде прошлого года их было 63,1%.

Читать еще:  Горячая линия О; КЕЙ, как написать в службу поддержки

Почему сейчас не стоит оценивать показатели привлечения к субсидиарке

Что ждет российский бизнес к концу 2020 года
Владимир Гамза предположил, что российский ВВП упадет на 5%. Такой вывод был сделан исходя из примерных прогнозов цен на нефть, которые существуют на сегодняшний день, исходя из направленности государственных мер поддержи и из опыта других стран относительно развития коронавируса.

В случае если ВВП снизится на 5%, это будет означать, что в России обанкротятся порядка 10-15% компаний из сектора малого и среднего бизнеса. Кроме того, будет масса иных серьезных предбанкротных и даже банкротных ситуаций у крупных компаний.

Руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин добавил, что ожидает увеличения количества банкротств. Однако он предположил, что увидим мы это не в текущем году, а в 2021. Это произойдет в силу того, что пока неясен итоговый срок действия моратория, а также времени, которое потребуется на судебное подтверждение факта просроченного долга.

Позиция правительства

Тенденции, заложенные в сентябрьском прогнозе на 2021–2023 годы, «в целом оправдывают себя», оценки ключевых макропараметров в рамках текущего и следующего годов близки к консенсус-прогнозам различных аналитиков и международных организаций, сообщили РБК в пресс-службе правительства. «В условиях текущей турбулентности социально-экономической ситуации разброс прогнозов по-прежнему остается значительным, при этом прогнозы ряда аналитиков на 2020 год все еще оптимистичнее, чем у правительства России», — добавили в кабинете министров, не уточнив, о каких именно аналитиках идет речь. В середине октября МВФ улучшил оценку падения российской экономики по итогам 2020 года до 4,1% (в июне оценка составляла 6,6%), напомнили в правительстве.

Минэкономразвития не видит оснований для пересмотра сценарных условий прогноза социально-экономического развития на 2021–2023 годы, сообщили РБК в пресс-службе министерства. «Минэкономразвития внимательно следит за развитием ситуации в российской и мировой экономике, которая, как неоднократно отмечалось, зависит прежде всего от эпидемиологического фактора. Считаем, что в настоящее время нет оснований пересматривать сценарные условия прогноза социально-экономического развития министерства, на основе которого сверстан проект федерального бюджета», — сообщили РБК в министерстве. Госдума в среду, 28 октября, одобрила в первом чтении проект федерального бюджета на ближайшие три года.

Итоги работы судов за 2020 год

Дидух Юлия Автор PPT.RU 14 февраля 2020 Верховный суд РФ подвел итоги работы российской судебной системы за прошлый год.

глава ВС РФ сделал на Совещании-семинаре судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов Российской Федерации. На мероприятии также присутствовал председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, который отметил, что число рассмотренных судами дел растет — в 2017 году все российские суды рассмотрели около 28 млн дел, а в 2020 года это количество превысило 31 млн.

Лебедев сообщил о том, что Верховный суд намерен добиваться принятия закона об уголовном проступке. Мы писали об этом ранее.
Законопроект рассматривается комитетами Государственной думы уже два года.

Экономические преступления небольшой и средней тяжести будут считаться уголовными проступками.

Такая либерализация уголовного закона затронет большое количество предпринимателей.

Новые обзоры и пленумы

Председатель ВС рассказал и о новых разъяснениях судебной практики. В 2020 году Пленум утвердил три постановления, вышло шесть Обзоров судебной практики.

Лебедев озвучили новые обзоры Верховного суда: по спорам, связанным с расторжением трудового договора работодателем, и по обязательному досудебному урегулированию арбитражных споров.

Учитывая готовящийся проект постановления ВС, в соответствии с которым в апелляции и кассации будет обязаны проверять, насколько решения судов соответствуют позициям Верховного суда, разъяснения высшей судебной инстанции приобретают все большую силу.

Прогноз социально-экономического развития России, на котором основан проект федерального бюджета на 2021 год и плановый период 2022 и 2023 годов, не учитывает второй волны коронавирусной инфекции, поэтому падение ВВП в этом году очевидно будет больше, чем полагает минэкономразвития. Об этом, как передает корреспондент РИА «Новый День», заявил глава Счетной палаты Алексей Кудрин, выступая сегодня в рамках «нулевых слушаний» в Совете Федерации по проекту главного финансового документа страны.

«Должен сказать, что прогноз не учитывает второй волны ковида, которая по сути, к сожалению, началась, – сказал он. – Тем самым, наверное, падение ВВП этого года будет больше, чем по официальному прогнозу, где-то от 4 до 5%. Сейчас точных оценок еще не сделано, но понятно, что нам тогда придется в начале года корректировать прогноз на 2021 год, потому что зима и первый квартал будут сложными по-прежнему по экономическому росту, и показатели роста на следующий год тоже могут быть скорректированы».

Кудрин подчеркнул, что среднегодовой темп роста экономики с 2013 по 2019 годы был меньше 1%. «То есть мы находимся в историческом периоде очень низких темпов роста, – пояснил глава Счетной палаты. – Поэтому планирование, что в следующем году мы выйдем больше чем на 3% роста – можно ожидать, если считать, что это год отскока после кризиса, после снижения, но следующие годы 2022 и 2023 ожидание выше 3% роста являются оптимистическими. Потому что хотя мы понимаем, что нужны структурные реформы, правительство на днях утвердило общенациональный план действий, (…) но структурные реформы, о них много говорим, это уже манерой стало, недостаточны».

«Сегодня правительство, представляя бюджет, должно ответить на вопрос: как в результате этих структурных мер мы увеличим темп роста – не только деньгами, денежно-кредитной политикой, но конкретными шагами на раскрытие возможностей экономики», – отметил он. В частности, рост инвестиций на 3,9% в этом году, и чуть больше, чем 5% в последующие, – «недостаточный для того, чтобы раскрутить инвестиционный бум в нашей экономике», пояснил Кудрин.

При этом глава Счетной палаты обратил внимание, несмотря планы правительства в 2021 году повысить номинальный рост доходов федерального бюджета, по отношению к ВВП доходы будут падать: с 16,7% в 2020 году до 16,2% в 2021 году. Такая же ситуация наблюдается в расходах: в номинальном выражении они сократятся с 23,7 до 21,5 трлн рублей, «все-таки 2020 год был антикризисный, большой фискальный пакет», однако по отношению к ВВП снижение расходов составит с 22,2% в 2021 году до 17,8% к 2023 году. «Мы не будем пока еще соответствовать тем планам, которые были до кризиса. Мне кажется, можно было маневры ресурсами осуществлять, чтобы поддерживать 2021 и 2022 год в большем объеме», – считает Кудрин.

В то же время глава Счетной палаты отметил сокращение расходов на образование и здравоохранение по отношению к ВВП. «Это элемент политики. Мы не должны допускать снижение на эти две отрасли, которые обеспечивают качество человеческого капитала», – подчеркнул он.

Счетная палата сейчас изучает проект бюджета и даст официальное заключение к первому чтению проекта федерального бюджета в Госдуме 29 октября.

Как сообщал «Новый День», правительство внесло в Госдуму законопроект о федеральном бюджете на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов. По словам руководителям парламентского комитета по бюджету и налогам Андрея Макарова, депутаты обсудят главный финансовый документ страны на заседании 29 октября.

Согласно законопроекту, доходы бюджета 2021 году составят 18,77 трлн рублей, в 2022 году – 20,64 трлн рублей, в 2023 году – 22,26 трлн рублей. Расходы в следующем году запланированы на уровне 21,52 трлн рублей, в 2022 году – 21,88 трлн рублей, в 2023 году – 23,67 трлн рублей. На реализацию нацпроектов в 2021 году заложено 2,25 трлн рублей, в 2022 году – 2,62 трлн рублей, в 2023 году – 2,79 трлн рублей.

Инфляция весь этот период не будет превышать 4%, говорится в сообщении на сайте правительства РФ.

Москва, Татьяна Дорофеева

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector